Tags: Долги

Картина маслом: судебный пристав изымает загранпаспорт должника

СМИ обсуждают законпроект об изъятии приставами  у невыездных должников загранпаспортов. Таких граждан в РФ сейчас 3,5 млн.
Конечно, в условиях цифровизации подобный законпроект выглядит немного комично: представляю как должники будут в огородах прикапывать загранпаспорт.

Но, бороться со злостными неплательщиками, конечно, нужно. Не знаю хватит ли у МВД РФ  как автора законопроекта знаний, чтобы нормально его прописать, но зачем же  разводить бюрократию в цифровом мире и тратить на пересылку и хранение паспортов кучу бюджетных денег, мне не понятно.

Пристав изымает - передает в МВД потом обратно: бюджетные траты. Здесь можно налагать запрет на использование ЗП и обязывать должника самостоятельно его сдать в МВД, но опять же отвлечение трудозатрат сотрудников ФССП и МВД: получи на храниение - выдай обратно, плюс специальные помещения для хранения. Если кто был в кабинетах службы судебных приставов, то видел какие там навалы из исполнительных производств, горы просто бумаги, еле пройдешь, а тут еще паспорта, которые могут потеряться и граждане пойдут взыскивать с государства убытки.

Неужели нельзя ввести, например цифровой  мораторий на использование ЗП через личную ответсвенность должника и поддержать его запретом на продажу билетов с пересечением границы, а также рассмотреть вопрос  введения ответственности  за незаконое пересечение госграницы, лицом которому ограничен выезд из РФ?

Но это техника как мне кажется страдает у предлагающих. а ход мыслей правильный но нужна отработка, детализация и учет личных обстоятельств а не средневековая бюрократия с зинданом, тем более что по многим критериям ЕСПЧ такую форму давления на должника одобрил но с индивидуализацией и дифференциацией (Дело Хлюстов против России, Жалоба No 28975/05, 11 июля 2013 г.). Суд согласен с властями, что с целью выполнения требований статьи 6 и статьи 1 Протокола №1 государственные власти обязаны предоставлять необходимую помощь кредитору в исполнении судебных решений против частных лиц. Такая помощь может быть предоставлена, например, через службу судебных приставов или процедуру банкротства (см. "Анохин против России" (Anokhin v. Russia) (dec.), 31мая 2007 г.). Тем не менее. Суд считает, что меры, принятые для предоставления такой помощи, так как они вмешиваются в права, защищаемые статьей 2 Протокола Хр4, должны быть необходимыми в демократическом обществе.

Суд напоминает, что вмешательство будет считаться преследующим "необходимые в демократическом обществе" законные цели, если оно отвечает "немедленной общественной потребности", и, в частности, если оно пропорционально преследуемой цели, и если причины, приведенные государством в обоснование "соответствующие и достаточные". Тогда как первоначальная оценка по всем аспектам относится к полномочиям властей, окончательная оценка того, было ли вмешательство необходимым, остается предметом рассмотрения Суда, в соответствии с требованиями Конвенции (см., помимо прочего, "Хэндисайд против Великобритании" (Handyside v. the United Kingdom), 1 декабря 1976 г., § 48-50, Series A № 24, и "Нада против Швейцарии" (Nada v. Switzerland) [GC], № 10593/08, § 181, ECHR 2012).

Суд проверял соразмерность ограничений передвижения, которые были наложены в различных условиях: запрет на выезд, наложенный как мера полицейского контроля за лицом, подозреваемым в связях с мафией (см. дело Лабита, упомянутое выше, §§ 193-197); изъятие, как часть выяснения обстоятельств на месте, и последующая конфискация паспорта лица, не преследуемого в уголовном порядке, и не считавшегося свидетелем в уголовном производстве (см. дело Бауманна, упомянутое выше, §§ 65-67); запрет банкроту на отъезд с места проживания в ходе процесса по банкротству (см. "Луордо против Италии" (Luordo v. Italy), № 32190/96, §§ 96-97, ECHR 2003-IX); изъятие паспорта заявителя за отказ платить штраф таможенной службе (см. "Напиджало против Хорватии" (Napijalo v. Croatia), № 66485/01, §§ 78-82, 13 ноября 2003 г.); обязательство не скрываться, возложенное на подозреваемого в ходе производства по уголовному делу в отношении него (см., помимо других примеров, "Федоров и Федорова против России" (Fedorov and Fedorova v. Russia), № 31008/02, §§ 39-47, 13 октября 2005 г.; "Антоненков и другие против Украины" (Antonenkov and Others v. Ukraine), № 14183/02, §§ 59-67, 22 ноября 2005 г.; "Иванов против Украины" ( Ivanov v. Ukraine), №15007/02, §§ 90-97, 7 декабря 2006 г.; "Хайдслсибейди против Азербайдсхсана" (Hajibeyli v. Azerbaijan), № 16528/05, §§ 60-69, 10 июля 2008 г.; "Македонский против Болгарии” (Makedonski v. Bulgaria), №36036/04, §§ 39-46, 20 января 2011 г.; "Пфайфер против Болгарии" (Pfeifer v. Bulgaria), №24733/04, §§ 55- 58, 17 февраля 2011 г.; "Прешер против Болгарии" (Prescher V. Bulgaria), № 6767/04, §§ 47-52, 7 июня 2011 г.; и "Мядэюик против Польши” (Miazdzyk v. Poland), №. 23592/07, §§ 33-42, 24 января 2012 г.); ограничения на перемещение, наложенные за отказ платить задолженность по налогам (см, "Ринер против Болгарии" (Riener v. Bulgaria), № 46343/99, §§ 118-130, 23 мая 2006 г.); ограничения перемещения, наложенные ввиду владения сведениями, составляющими государственную тайну (см. "Бартик против России" (Bartik V. Russia), № 55565/00, §§ 44-52, ECHR 2006-XV, и "Солтысяк против России" (Soltysyak V. Russia), № 4663/05, §§ 46-54, 10 февраля 2011 г .); постановления суда, запрещающие вывоз несовершеннолетних детей в другую страну (см. "Диаманте и Пелличчиони против Сан Марино" (Diamante and Pelliccioni v. San Marino), № 32250/08, §§ 214-215, 27 сентября 2011 г.); и запрет на выезд, наложенный за нарушение иммиграционных правил другой страны (см. "Стамосе против Болгарии" (Stamose v. Bulgaria), № 2 9 7 1 3 /0 5 , §§ 33-37, 27 ноября 2012 г.). Суд также изучил ограничения, которые, как и в данном деле, были наложены на заявителей за неуплату долга по постановлению суда частному лицу (см. дело Игнатова, упомянутое выше, §§ 36-41, и дело Гочева, упомянутое выше, §§ 49-57).

В ряде дел против Италии Суд установил, что ограничения перемещения, которые были наложены автоматически на весь срок длительности процесса по банкротству и оставались в силе на протяжении долгих сроков, колеблющихся от 13 до более чем 24 лет, были несоразмерны, даже если не было указаний на то, что заявитель хотел покинуть место своего проживания или, что в разрешении на это когда-либо было отказано (см. дело Луордо, упомянутое выше, § 96; "Бассани против Италии" (Bassani v. Italy), № 47778/99, §§ 23-25, 11 декабря 2003 г.; "Нерони против Италии" (Neroni v. Italy), №7503/02, §§ 26-28, 22 апреля 2004 г.; и "Гоффи против Италии" (Goffi г. Italy), № 55984/00, §§ 19-21, 24 марта 2005 г.). С другой стороны, в случае, когда ограничение на выезд действовало в течение шести месяцев. Суд считал, учитывая короткий срок ограничения, что оно было соразмерным преследуемой цели (см. дело Дамиани и Пелличчиони, упомянутое выше, § 214).

Касательно соразмерности ограничения, наложенного ввиду неуплаты долгов, Суд напоминает, что оно обосновано только пока преследует законную цель обеспечения выплаты указанных долгов (см. "Напиджало против Хорватии" (Napijalo v. Croatia), №66485/01, §§ 78 по 82, 13 ноября 2003 г.). Более того, даже будучи обоснованной в начале, мера ограничения свободы передвижения лица может стать несоразмерной и нарушать право лица, если автоматически распространяется на долгий срок (см. "Луордо против Италии" (Luordo V. Italy), №32190/96, § 96, ECHR 2003-IX; "Фёлдес и Фёлдесне Хаджик против Венгрии" (Foldes and Foldesne Hajlik v. Hungary), № 41463/02, § 35, ECHR 2006-...; и дало Ринера, упомянутое выше, § 121).



В любом случае, национальные власти обязаны обеспечить, чтобы вмешательство в право лица на выезд из страны, изначально и в ходе его продления, было оправданно и соразмерно с учетом обстоятельств. Они не должны продлевать меры, ограничивающие свободу передвижения лица, на долгие сроки без регулярного пересмотра их обоснованности (см. дело Ринера, упомянутое выше, § 124, и Фёлдес и Фёлдесне Хайдоюик (Foldes and Foldesne Hajlik), упомянутое выше, § 35). Такой пересмотр должен, обычно, проводиться, по крайней мере в последней инстанции, судами, так как они могут предложить лучшие гарантии независимости, непредубежденности и законности процесса (см. Сиссанис против Румынии” (Sissanis v. Romania), № 23468/02, § 70, 25 января 2007 г.). Пределы судебного рассмотрения должны давать суду возможность принять во внимание все факторы, включая те, что касаются соразмерности мер ограничения (см., mutatis mutandis, ”Ле Компте, Ван Лёйвен иД е Мейер против Бельгии" (he Compte, Van Leuven and De Meyere v. Belgium), 23 июня 1981 г., § 60, Series A № 43)...”


promo chestniy_yurist april 30, 2012 13:34 61
Buy for 80 tokens
В последнее время многие читатели моего блога, не соглашаясь с теми или иными выводами по юридическим проблемам, из-за отсутствия правовой аргументации начинают обвинять меня в том, что я не юрист. В очередной раз, я доказываю обратное честным юридическим способом и предоставляю свои…

Видео о долгах

Небольшая нарезка экспертного мнения Честного Юриста о том как бороться с недобросовестными должниками, высказанного в утреннем шоу Лены Батиновой на радио Весна.фм. Смотреть с 1:07


http://youtu.be/f4QRrk2VyC0