Анализ на вирус только с согласия или через предписание санврача

Можно ли принудить жителей сдать тест на SARS-CoV-2 без санкций санврача

МОСКВА, 18 мая 2020, 16:04 — REGNUM Введение штрафа за отказ от тестирования на наличие SARS-CoV-2 противоречит ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» от 21.11.2011 № 323-ФЗ, предполагающем добровольное информирование согласие гражданина на исследование. Об этом ИА REGNUM заявил кандидат юридических наук, адвокат Александр Зорин.

Напомним, МВД России предупредило о штрафах за отказ от тестирования на наличие вируса. Речь идет о привлечении к административной ответственности по статье 6.3 КоАП РФ. Физических лиц по данной статье ждет наказание в виде административного штрафа в размере от 15 тыс. до 40 тыс. рублей. Ранее по этой статье штрафовали лиц, нарушающих карантин, но, как утверждают в МВД, сокрытие данных о приезде из-за границы, отказ вызвать врача при появлении признаков заболевания и уклонение от прохождения теста также могут стать основаниями для применения меры административного воздействия.

«Мы видим очевидное противоречие ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» от 21.11.2011 № 323-ФЗ. Согласно п. 5 с. 2 323-ФЗ, медицинское вмешательство представляет собой выполняемые медицинским работником действия в том числе и по диагностике и обследованию. Соответственно, «исследование на предмет наличия новой коронавирусной инфекции», о котором говорится в указе мэра Москвы, также является медицинским вмешательством. В соответствии с ч.1 ст. 20 323-ФЗ, предварительным условием медицинского вмешательства является дача информированного добровольного согласия гражданина или его законного представителя. Согласно пп. 8 п. 5 ст. 19 федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», пациент имеет право на отказ от медицинского вмешательства, за исключением отдельных обстоятельств, перечисленных в ч. 9 ст. 20 данного ФЗ. То есть без требования санитарного врача медицинское вмешательство может проводиться только с согласия гражданина», — пояснил Зорин.

Он отметил еще несколько противоречий. Во-первых, в настоящее время тестирование не является общедоступным. Если гражданин по собственной инициативе захочет тестироваться, ему придется заплатить определенную сумму денег. Прежде, чем утверждать какие-то карательные меры в отношении граждан, не желающих тестироваться, необходимо сделать эти тесты общедоступными.

«Во-вторых, как может применяться штраф за отказ вызвать врача при появлении признаков заболевания? Откуда человек, не имеющий медицинского образования, может узнать у себя признаки именно коронавируса? Если же вызывать медиков с симптомами обычной простуды, то медицинские учреждения просто не справятся с этим количеством вызовов. Гораздо большую опасность представляют ситуации, когда врачи отказываются госпитализировать людей с высокой температурой. Таких случаев не так и мало, — подчеркнул Зорин. — В-третьих, существует риск злоупотреблений, считает он, поскольку в системе МВД очень большую роль играет отчетность. Если введены такие меры, то от сотрудников потребуют составление протоколов, а это означает, что правонарушителей надо будет где-то взять, например — сделать их из людей. которые просто обратились за медицинской помощью не в тот же день, когда у них повысилась температура до 37, а через два дня».

По словам адвоката, отказ от тестирования на SARS-CoV-2 может повлечь за собой штраф, только если это тестирование было санкционировано санитарным врачом. Во всех других случаях медицинское вмешательство осуществляется с согласия пациента.

Подробности: https://regnum.ru/news/society/2953445.html


promo chestniy_yurist april 30, 2012 13:34 63
Buy for 80 tokens
В последнее время многие читатели моего блога, не соглашаясь с теми или иными выводами по юридическим проблемам, из-за отсутствия правовой аргументации начинают обвинять меня в том, что я не юрист. В очередной раз, я доказываю обратное честным юридическим способом и предоставляю свои…

Слабые места решения Мосгорсуда по Указам Мэра Москвы ковидной специфики

Ознакомился с мотивированным решением Московского городского суда об оспаривании серии Указов Мэра г.Москвы, изданных в связи с угрозой распространения в городе Москве новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV)7.

В целом удивлен такой хорошей аналитической работой судьи Мосгорсуда Севостьяновой Н.Ю., которая достаточно подробно и аргументированно обосновала серьезно волновавшие москвичей вопросы о полномочиях Мэра Москвы по ограничению права свободного передвижения, введения цифровых пропусков, обработки персональных данных и др. Ссылки в решении на международные правовые акты и Конституцию РФ вызывают уважение к судебному акту.

Вместе с тем, считая необходимым в рамках продолжения публичной дискуссии о совершенствовании законодательства обратить внимание на следующие, показавшиеся мне слабыми, места в судебной аргументации, что в целом не влияет на мое положительное восприятие судебного акта:

1. На стр. 22 решения суд приходит к выводу: "Правовое регулирование положений подпункта «а» пункта 10 статьи 4.1 Федерального закона от 21 декабря 1994 года №68-ФЗ направлено на ограничение доступа людей и транспортных средств на территорию, на которой существует угроза возникновения чрезвычайной ситуации. Понятие «ограничения доступа» включает в себя и понятие «ограничение передвижения людей и транспортных средств на территории, на которой существует угроза возникновения чрезвычайной ситуации». Вследствие этого доводы административных истцов в указанной части основаны на неправильном толковании норм права".

Используя судебную дискрецию по толкованию закона, суд по сути деформировал понятие пространства "доступ на территорию" и "передвижение на территории", однако формальная юридическая логика окончания в слове "территорию" указанную в законе говорит о том, что скорее всего следует трактовать расширительно понятие на территорию" как "на территории", не совсем обоснованно. Т.е. мы имеем понимание, что федеральным законом ограничивается внешний территориальный контур от внутреннего без возможности и/или.

Полагаю, что для мотивации судебного акта следовало применить комбинированную трактовку:
а) для выезжающих-выезжающих транспортных средств (людей) применить требования подпункта «а» пункта 10 статьи 4.1 Федерального закона от 21 декабря 1994 года №68-ФЗ,
б) для находящихся внутри территории сослаться на установление обязательных для исполнения гражданами и организациями правил поведения при введении режима повышенной готовности пп."у" или "ф" п. 1 ст. 11 Федерального закона от 21 декабря 1994 года №68-ФЗ,
что могло исключить споры вокруг понятия территории действия ограничения передвижения.

2) В отношении испольязования персональных данных суд пришел к выводу (ст. 32 решения), что "После окончания действия режима повышенной готовности вся информация о выданных пропусках и персональных данных граждан, предоставленных для целей оформления цифровых пропусков, будет уничтожена". Однако данный, по сути очень правильный вывод, сделан судом без ссылки на какое либо доказательство. либо НПА. В связи с чем, данный довод суда является голословным.

В этом случае Мэрия Москвы могла либо дополнить спорные указы подобным положением: об уничтожении массива данных, сроке уничтожения и ответственном лице, либо хотя бы предоставить гарантийное письмо, свидетельствующее о намерении провести подобное уничтожение даных по перемещениям и др. данных о чатной жизни граждан, собранных при реализации программы цифровых пропусков.

3) на стр. 32 решения суд приходит к выводу, что "Цифровые пропуска оформляются по заявительному принципу, заявка направляется непосредственно самим гражданином и с его согласия на обработку персональных данных". Вместе с тем, судом не дана мотивированная оценка соотношению реализации права на передвижение без "заявительного принципа", т.е. если гражданин не желает давать согласие на сбор сведений о своей частной жизни как ему реализовать свое право на передвижение, иными словами о вопросах вынужденного характера дачи подобного согласия. Но полагаю, что это вопросы уже для конституционного судопроизводства, поскольку суд обшей юрисдикции пришел к концепции, что "доступ третьих лиц к сведениям, переданным гражданами при оформлении цифрового пропуска, исключен", а соответственно имеются определенные законодательные гарантии, если не в отношении сбора, то хотя бы в отношении, хранения, использования и распространения сведений о частной жизни лица без его согласия.





ПС. Продолжение юридической дискуссии,  думаю следует направить на объем полномочий Мэра в рамках понятия "установление обязательных для исполнения гражданами и организациями правил поведения при введении режима повышенной готовности", поскольку такая неконкретная правовая норма может породить юридические конфликты по влиянию на абсолютные конституционные права и гарантии их соблюдения, а также  и разграничения компетенции между федеральным центром. 

В город пришла беда

Посмотрел советский художественный фильм "В город пришла беда" о действиях властей и санитарных врачей в 1960 году, когда в Москве были зафиксированы множественные случаи заражения пурпурной оспой. По мнению врачей, вирус прибыл из восточных стран. Чтобы не создавать панику среди населения, факт эпидемии попытались скрыть. Врачи старались справиться с болезнью, но количество летальных случаев росло, и информация неумолимо просачивалась в общество…

Интересное кино позволяющее провести административные параллели нашего времени по борьбе с пандемией коронавируса. Все ждали вакцину во спасение, тогда как сейчас некоторые боятся вакцинированная, но это тема другого поста.

Новые обязанности работодателя по тестированию 2019- nCoV, источник финансирования, права работников

7 мая 2020 г. No 55-УМ Указом Мэра Москвы о внесении изменений в указ Мэра Москвы от 5 марта 2020 г. No 12-УМ на работодателей были возложены новые обязанности по тестированию 2019- nCoV. (Приложение 7 к указу Мэра Москвы от 7 мая 2020 г. № 55-УМ Приложение 6 к указу Мэра Москвы от 5 марта 2020 г. № 12-УМ Требования к организации деятельности организаций и индивидуальных предпринимателей, при осуществлении которой не принято (отменено) решение о приостановлении посещения гражданами территорий, зданий, строений, сооружений (помещений в них), где осуществляется деятельность таких организаций и индивидуальных предпринимателей)



В соответствии со ст. 20 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель - физическое лицо либо юридическое лицо (организация), вступившее в трудовые отношения с работником. В случаях, предусмотренных федеральными законами, в качестве работодателя может выступать иной субъект, наделенный правом заключать трудовые договоры.

Соответственно, такая обязанность была, в том числе, возложена Мэром Москвы на работодателей, не получающих финансирование из бюджетов согласно Бюджетного кодекса РФ, т.е. частным участием.

С одной, стороны в соответсвии со ст. 6 Трудового кодекса РФ органы государственной власти субъектов Российской Федерации принимают законы и иные нормативные правовые акты, содержащие нормы трудового права, по вопросам, не отнесенным к ведению федеральных органов государственной власти. При этом более высокий уровень трудовых прав и гарантий работникам по сравнению с установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, приводящий к увеличению бюджетных расходов или уменьшению бюджетных доходов, обеспечивается за счет бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации.

При этом с другой стороны, в соответствии с со ст. 5 Трудового кодекса РФ Законы субъектов Российской Федерации, содержащие нормы трудового права, не должны противоречить настоящему Кодексу и иным федеральным законам. Нормативные правовые акты органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации не должны противоречить настоящему Кодексу, иным федеральным законам, указам Президента Российской Федерации, постановлениям Правительства Российской Федерации и нормативным правовым актам федеральных органов исполнительной власти.

Согласно абз. 12 ч. 2 ст. 212 ТК РФ в случаях, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, работодатель обязан организовывать проведение за счет собственных средств обязательных предварительных (при поступлении на работу) и периодических (в течение трудовой деятельности) медицинских осмотров, других обязательных медицинских осмотров, обязательных психиатрических освидетельствований работников, внеочередных медицинских осмотров, обязательных психиатрических освидетельствований работников по их просьбам в соответствии с медицинскими рекомендациями с сохранением за ними места работы (должности) и среднего заработка на время прохождения указанных медицинских осмотров, обязательных психиатрических освидетельствований.

Однако, проведение обязательного осмотра (другого или внеочередного) указанного в абз. 12 ч. 2 ст. 212 ТК РФ, напрямую не связывает работодателя обязанностью с проведения у работников исследования с забором крови, например как указано в ч.6 ст.213 ТК РФ когда, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации для отдельных категорий работников медицинскими осмотрами может предусматриваться проведение химико-токсикологических исследований наличия в организме человека наркотических средств, психотропных веществ и их метаболитов.

Вредные и (или) опасные производственные факторы и работы, при выполнении которых проводятся обязательные предварительные и периодические медицинские осмотры, порядок проведения таких осмотров определяются уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти (ч. 4 ст. 213 ТК РФ). Кроме того, в случае необходимости по решению органов местного самоуправления у отдельных работодателей могут вводиться дополнительные условия и показания к проведению обязательных медицинских осмотров (ч. 5 ст. 213 ТК РФ).

Для правильного понимания ситуации следует также обратится к нормам Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации", ко второму также могла ТК РФ не должен противоречить Указ Мэра Москвы.

Согласно п. 5 ст. 2 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ, медицинское вмешательство - выполняемые медицинским работником и иным работником, имеющим право на осуществление медицинской деятельности, по отношению к пациенту, затрагивающие физическое или психическое состояние человека и имеющие профилактическую, исследовательскую, диагностическую, лечебную, реабилитационную направленность виды медицинских обследований и (или) медицинских манипуляций, а также искусственное прерывание беременности.

Если рассматривать обозначенные в Указе Мэра Москвы "исследование на предмет наличия новой коронавирусной инфекции" и "лабораторное исследование методом иммуноферментного анализа (ИФА) на наличие новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV) и иммунитета к ней" применительно п. 5 ст. 2 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ, то эти исследования попадают под признаки медицинского вмешательства.

В соответствии с ч. 1 ст. 20 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗнеобходимым предварительным условием медицинского вмешательства является дача информированного добровольного согласия гражданина или его законного представителя на медицинское вмешательство на основании предоставленной медицинским работником в доступной форме полной информации о целях, методах оказания медицинской помощи, связанном с ними риске, возможных вариантах медицинского вмешательства, о его последствиях, а также о предполагаемых результатах оказания медицинской помощи.

Согласно пп. 8 п. 5 ст. 19 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" пациент имеет право на отказ от медицинского вмешательства. Аналогичное право закреплено в ч.3 ст. 20 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ гражданин имеет право отказаться от медицинского вмешательства или потребовать его прекращения, за исключением случаев, предусмотренных частью 9 настоящей статьи.

Часть 9 ст. 20 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" предусматривает исчерпывающий и не подлежащий расширительному толкованию перечень случаев, когда медицинское вмешательство допускается без согласия гражданина:
1) если медицинское вмешательство необходимо по экстренным показаниям для устранения угрозы жизни человека и если его состояние не позволяет выразить свою волю или отсутствуют законные представители (в отношении лиц, указанных в части 2 настоящей статьи);
2) в отношении лиц, страдающих заболеваниями, представляющими опасность для окружающих;
3) в отношении лиц, страдающих тяжелыми психическими расстройствами;
4) в отношении лиц, совершивших общественно опасные деяния (преступления);
5) при проведении судебно-медицинской экспертизы и (или) судебно-психиатрической экспертизы;
6) при оказании паллиативной медицинской помощи, если состояние гражданина не позволяет выразить ему свою волю и отсутствует законный представитель.

Таким образом, мы видим, что исследования поименованные в Указе мэра Москвы не могут быть признаны обязательными в силу ч. 9 ст. 20 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" и в данной ситуации работник имеет право на отказ от медицинского вмешательства.

Вместе с тем, если в отношении конкретного работника вынесено предписание для сдачи этого исследования должностными лицами осуществляющими федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор в соответсвии со ст. 10 Федерального закона от 30.03.1999 N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения". Такие полномочия в соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 51 Федерального закона от 30.03.1999 N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения при угрозе возникновения и распространения инфекционных заболеваний, представляющих опасность для окружающих, включают право выносить мотивированные постановления о:
госпитализации для обследования или об изоляции больных инфекционными заболеваниями, представляющими опасность для окружающих, и лиц с подозрением на такие заболевания; проведении обязательного медицинского осмотра, госпитализации или об изоляции граждан, находившихся в контакте с больными инфекционными заболеваниями, представляющими опасность для окружающих; временном отстранении от работы лиц, которые являются носителями возбудителей инфекционных заболеваний и могут являться источниками распространения инфекционных заболеваний в связи с особенностями выполняемых ими работ или производства.

Мэрия Москвы в лице вице-мэра Анастасии Раковой придерживается иной позиции и заявляет, что анализ является обязательным: «Метод иммуноферментного анализа мы будем предлагать всем предприятиям, которые обязаны проводить регулярное тестирование сотрудников. При этом хотели бы организовать работу в формате государственно-частного партнерства. То есть забор проб будет осуществляться за счет работодателя, а последующее тестирование — за счет средств города. Думаю, что в ближайший месяц мы сможем существенно нарастить объемы такого тестирования», — добавила Анастасия Ракова.





Вместе с тем, Кодекс города Москвы об административных правонарушениях не предусматривает наказания за неисполнение обязанности работодателем требований о заборе крови и проведении соответствующего анализа, на граждан-работников соответствующая обязанность не возлагалась, чтобы привлечь их по ч. 2 ст.3.18.1 по "размытой" формулировке "невыполнение гражданами требований нормативных правовых актов города Москвы, направленных на введение и обеспечение режима повышенной готовности на территории города Москвы".

Постановление Правительства РФ от 02.04.2020 N 417 "Об утверждении Правил поведения, обязательных для исполнения гражданами и организациями, при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации" также не возлагает на организации обязанности по продлению за свой счет исследований, чтобы говорить о возможном нарушении ч.1 статьи 20.6.1. Кодекса РФ об административных правонарушениях.

Вместе с тем, признавая необходимость широкого исследования на предмет наличия новой коронавирусной инфекции, мне кажется следует усилить информационное направление деятельности Мэрии на мотивацию граждан к добровольному проведению подобных исследований, а не возложению этой обязанности в отсутствии федерального закона на работодателя и за его счет.

Учитывая, что Московская городская Дума обладает правом законодательной инициативы Государственную Думу РФ, то возможно рассмотреть и аналогию правовой формулы, предложенной в Федеральном законе от 18.06.2001 N 77-ФЗ "О предупреждении распространения туберкулеза в Российской Федерации".

А пока пандемия коронавируса зародила в юридической среде конституционно-правовую дискуссию о неограниченных ограничениях конституционных прав через применение ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации, которая была реализована во введении специального режима повышенной готовности соответствии с подпунктом "б" пункта 6 статьи 41 Федерального закона от 21 декабря 1994 г. № 68-ФЗ "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера".

Такая правовая конструкция в отличие даже от более жесткого специального правового режима чрезвычайного положения (ст. 56 Конституции РФ) в отношении нормальной реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина, не имеет вообще никаких рамок, в том числе по недопущению ограничения абсолютных при ЧП прав и свобод (ч.3 ст. 56 Конституции РФ). Подобная ситуация неограниченных ограничений через общую бланкеную норму Федерального закона от 21 декабря 1994 г. № 68-ФЗ "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера" вовсе не должна означать состояние т.н. "законобесия", когда в отсутствие конкретной нормы Федерального закона об ограничении конкретного конституционного права в данном случае права собственности работодателя (выражается в оплате возложенной обязанности технически и оплате времени отвлечения работника от работы на период сдачи анализа, учитывая отсутствие в организации непосредственно такой возможности), нормативно-правовые акты глав исполнительней власти субъектов, фактически могут подменять конституционное предписание о наличии именно федерального закона на ограничение конкретного конституционного права.

Муниципальная власть ответит имуществом за банкротство муниципального учреждения

Лавочку с многократным банкротством муниципальных учреждений закрыл Конституционный Суд РФ. За долги придётся расплатиться местному бюджету или расстаться с муниципальным имуществом

Учредитель ликвидированного МБУ должен нести ответственность по его долгам — КС

Законодатели должны предусмотреть возможность взыскания задолженности ликвидированного муниципального бюджетного учреждения (МБУ) с его учредителя, являющегося собственником движимого и недвижимого имущества, находившегося в управлении организации-должника.

Мособлсуд и социальная дистанция

Люди так заждадись правосудия, что совсем забыли о социальнйо дистанции в Московском областном суде. Мой коллега Александр Леманн сделал эту фотографию сегодня.



Задаюсь вопросами: неужели нельзя было раздробить количество дел по дням, или например создать на улице специальные зоны с соблюдением социальной дистанции? Очевидно, что слушать дела в обычном порядке как это было раньше 2 дня в неделю вызвали всех скопом многих на одно и тоже время и с большой задержкой держали в коридорах. Можно рассмотреть и японский опыт, где существует четкий график по 2 часа на процесс, если не вложились - безусловное отложение, зато в коридорах никто не сидит.

Хочу прочитать

«Наиболее распространённые заблуждения и безумства толпы» — сборник исторических очерков Чарльза Маккея, впервые изданный в Лондоне в 1841 году. Книга описывает явления общественной жизни, которые, по мнению автора, были порождены «безумством и заблуждениями толпы»: «национальные помешательства» (том I) — от финансовых пирамид XVIII века до моды на бороды, «особенные помешательства» (том II) — массовые религиозные движения и суеверия, и «философские заблуждения» (том III) — алхимия и прочие оккультные «науки».

Судейское наложение на положение

Крайне раздосадован, мягко сказать из-за нежелания судейского корпуса информировать участников процесса об отложении судебных заседаний в период пандемии коронавируса, учитывая что Верховный Суд РФ без каких-либо критериев дал судам усмотрение выбирать дела которые они хотят рассматривать.

Так сегодня потерял время, пару резиновых перчаток и маску в Мособлсуде куда прибыл согласно информации на сайте суда о проведении слушания. Дата была назначена в период пандемии, что говорило о том, что суд решил воспользоваться дискрецией и рассматривать дело. Оказалось, что слушание будет вложено о дате узнаем позже также на сайте. Хорошо хоть сказали: "извините", а не "выйдете"...

ПС. Зато хоть бесплатно померил температуру на модном электроном термометре на входе через запястье, но, конечно, такое отношение судей это безобразие и дополнительный неоправданный  биологический риск для участников процесса. 

За чей счет маски и перчатки: голосование

Голосование о том кто должен финсировать обязательные маски и перчатки.

7 мая 2020 г. No 55-УМ Указом Мэра Москвы О внесении изменений в указ Мэра Москвы от 5 марта 2020 г. No 12-УМ на граждан была возложена обязанность с 12 мая 2020 г. использовать средства индивидуальной защиты органов дыхания (маски, респираторы) и рук (перчатки) при нахождении в транспорте общего пользования, легковом такси, транспортном средстве, осуществляющем перевозки пассажиров и багажа по заказу, при посещении объектов торговли.

При обсуждении реализации такой обязанности  в обществе возникла дискуссия, которую предлагаю вынести на голосование в  ЖЖ.

Poll #2101598 За чей счет печатки и маски?

Кто должен финансировать покупку масок и перчаток

Власти - выдавать бесплатно
73(80.2%)
Граждане - покупать (изготавливать самостоятельно)
7(7.7%)
Собственники объектов, где ношение средств защиты обязательно
11(12.1%)

Суды по защите интеллектуальных прав в Японии

Недавно я давал комментарий журналистам о деле Чебурашки, условно назовем его так, а именно о желании Союзмультфильма оспорить предоставление авторских прав на это произведение японским бизнесменам. Тогда я пообещал показать как выглядит Высокий суд по интеллектуальным правам Японии.

Учитывая, что мне в составе делегации российских адвокатов удалось побывать в этом суде, а также в зале заседаний Японской ассоциации по интеллектуальной собственности, и даже по предложению японской стороны, как говорит ведущий госканала "Россия" Дмитрий Киселев: "на какие-то миллисекунды почувствовать упоение" примерить на себя техническую роль судьи этого суда.

Так получилось, что я был "боковым" в тройке "презентационных" судей, где председательствовал выдающийся российский адвокат Генри Маркович Резник, у которого сегодня день рождения - 82 года. Благодаря той смелости и лёгкости с которой он противостоит абсолютной несправедливости многие адвокаты убеждены в правильном выборе профессии! Присоединяюсь к многочисленным поздравлениям!!! #генрирезник #адвокат

Посмотрите фото, а внутри поста со ссылкой на юристов-зарубежников мы обьеденим фото и описание судов по защите интеллектуальных прав в Японии.

IMG_5538.jpeg

Collapse )