chestniy_yurist (chestniy_yurist) wrote,
chestniy_yurist
chestniy_yurist

Categories:

Оправдание терроризма не допустимо !

При этом важно понимать, что существуют определенные правовые базисы, которые не могут быть подвергнуты вариативным трактовкам и ревизии. В их числе события, произошедшие в Москве 23-26 октября 2002 года на спектакле «Норд-Ост». Они «являются «незаживающей раной» на теле современной российской демократии и международного правоприменения. И если международные организации расходятся во мнении в отношении технической стороны при купировании возникшей угрозы фундаментальному праву человека на жизнь и методах реагирования национальных сил безопасности, то правовая и морально-политическая квалификация произошедшего единогласно характеризуется мировым сообществом как террористический акт», - объяснил РАПСИ адвокат, к.ю.н. Александр Зорин.

Гусейнов о террористах. Зонтаг становится Хайдеггером для россиян

Профессор «Высшей школы экономики» (НИУ ВШЭ) Гасан Гусейнов назвал захват заложников во время мюзикла «Норд-Ост» «национально-освободительной борьбой чеченского народа». РАПСИ разбирается, где проходит граница допустимости оценочных суждений по острым вопросам в России.

«Резолюция Совета Безопасности ООН 1440 решительно осудила захват заложников в Москве 23 октября 2002 года. В ней выражались соболезнования народу и правительству России, семьям пострадавших. Было высказано требование незамедлительного и безусловного освобождения всех заложников террористов. Резолюция также содержала призыв ко всем государствам сотрудничать с правительством России в поиске и привлечении к ответственности всех участников и организаторов этого теракта. Резолюция была принята единогласно Советом Безопасности ООН на его 4632-м заседании 24 октября 2002 года», - напоминает Зорин.


«Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) рассмотрев Дело «Финогенов и другие против России» [Finogenov and Others v. Russia] (Жалобы NN 18299/03 и 27311/03) Постановление Суда от 20 декабря 2011 г., установил, что вечером 23 октября 2002 г. группа вооруженных террористов, принадлежавших к чеченскому сепаратистскому движению, захватила примерно 900 заложников в московском театре на Дубровке», - Зорин напоминает, что Европейский суд определил участников как группу сепаратистов, а не представителей чеченского народа.

Оценивая эту трагедию с позиции общеправовых понятий, «юристы, политики, общественные деятели, да и все население нашей страны решительно осуждает этот чудовищный акт устрашения, унесший жизни 130 людей и однозначно квалифицируют его как теракт и терроризм. Подобная позиция соотносится и с Преамбулой Декларации о мерах по ликвидации международного терроризма, принятой 9 декабря 1994 г. Резолюцией 49/60 на 84-м Пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН, где выражается глубокая озабоченность тем, что во многих регионах мира все чаще совершаются акты терроризма, в основе которых лежат нетерпимость или экстремизм.

И несмотря на то, что понятие «терроризм» не содержится в Европейской конвенции (она не дает его определения), но Международном соглашении о противодействии финансированию терроризма от 9 декабря 1999 года дается следующее определение этому понятию. Согласно части 1 статьи 2, таким преступлением считается действие, «которое вызывает смерть или тяжкие телесные повреждения лиц, не являющихся активными участниками боевых действий, если это действие нацелено на устрашение определенных слоев населения либо побуждение правительства или международной организации к принятию или непринятию определенных действий».

На национальном уровне в соответствии с Федеральным законом от 06.03.2006 N 35-ФЗ «О противодействии терроризму» этим понятием определяется идеология насилия и практика воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий», - уточняет адвокат Зорин.

Таким образом, невозможно найти никаких оснований ни в российских, ни даже в международных и европейских законах для какого-либо иного определения участников захвата заложников на Дубровке в октябре 2002 года, кроме как террористов. Это преступление не может являться частью никакого общественного процесса, заслуживающего оправдания.

«Как следует из правоприменительной практики ЕСПЧ, о которой высказывалась профессор Кельнского университета, судья ЕСПЧ Ангелика Нуссбергер 8 апреля 2017 года на конференции Общества изучения права города Карлсруэ при Верховном суде Германии, «террористические действия предполагают наличие радикального мировоззрения. Поэтому упреждающей мерой может служить в числе прочих запрет мнений, одобряющих терроризм».

Ссылаясь на профессора Нуссбергер, следует подчеркнуть, что «если же существуют лишь сомнения в том, что определенное мнение направлено против основополагающих ценностей Конвенции, то статья 10 хотя и применима, однако ограничения свободы слова могут быть признаны "необходимыми" в демократическом обществе». Примером может служить решение по делу Леруа против Франции (См.: ECtHR. Leroy v. France. Application N 36109/03.), в котором карикатурист спустя некоторое время после событий 9 сентября 2001 года изобразил в одной из баскских газет башни Международного торгового центра с подписью «Мы все мечтали об этом... Хамас это сделала», за что он был признан виновным в последующем уголовном процессе. ЕСПЧ не усмотрел в данном случае нарушение свободы слова», - напоминает Зорин.

«Прецедентная практика ЕСПЧ ищет справедливый баланс правовых интересов в юридическом конфликте между свободой слова конкретного индивида (ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, Заключена в г. Риме 04.11.1950 ) и безопасностью государства в целом. Исходя из нее следует отметить, что призывы к применению насилия или направленные на разжигание ненависти выведены из сферы защиты статьи 10 согласно статье 17, которая запрещает злоупотребление гарантиями Конвенции, что, например, было подтверждено в решении по делу Хизб-ут-Тахрир против Германии (CtHR. Hizb Ut-Tahrir and Others v. Germany. Application N 31098/08. Decision of 12 June 2012. § 73 f., 78.).

В Стратегии противодействия экстремизму в Российской Федерации до 2025 года от 28 ноября 2014 г. N Пр-2753, указано, что наиболее опасными проявлениями экстремизма являются подготовка и совершение террористических актов. В современных социально-политических условиях крайним проявлением экстремизма является терроризм, который основывается на экстремистской идеологии. Угроза терроризма будет сохраняться до тех пор, пока существуют источники и каналы распространения экстремистской идеологии.

Распространение экстремистской идеологии, в частности мнения о приемлемости насильственных действий для достижения поставленных целей, угрожает государственной и общественной безопасности ввиду усиления агрессивности и увеличения масштабов пропаганды экстремистской идеологии в обществе», - объясняет Зорин необходимость правового запрета на любую ревизию и переоценку террористических действий.

В заключение следует напомнить, что «на российском национальном уровне Уголовный кодекс РФ в ст. 205.2 УК РФ, прямо запрещает публичное оправдание терроризма, которым признан теракт на спектакле «Норд-Ост» в 2002 г., в том числе в сети «Интернет» под угрозой уголовного наказания вплоть до лишении свободы до 5 лет.

В соответствии с п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.02.2012 N 1 «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности» публичное оправдание терроризма образует состав оконченного преступления с момента публичного выступления лица, в котором оно заявляет о признании идеологии и практики терроризма правильными и заслуживающими поддержки и подражания.

Полагаю, что публичное оправдание теракта, которым являются события произошедшие в г. Москве 23-26.10.2002 г. на спектакле «Норд-Ост» под любыми идеологическими предлогами, даже маскируемыми под историческую или политическую дискуссию с оттенками плюрализма недопустимы в современном демократическом обществе России, а люди (если их можно называть таковыми), придерживающиеся позитивизма во взглядах на действия наемных боевиков забравших жизни ни в чем неповинных граждан, находятся вне права, вне морали и вне гуманизма!» - считает адвокат, к.ю.н. Александр Зорин.

Tags: Адвокат Александр Зорин, Адвокат Зорин, Александр Зорин, ВШЭ, Гасан Гусейнов, Норд-Ост, Терроризм
Subscribe
promo chestniy_yurist april 30, 2012 13:34 63
Buy for 80 tokens
В последнее время многие читатели моего блога, не соглашаясь с теми или иными выводами по юридическим проблемам, из-за отсутствия правовой аргументации начинают обвинять меня в том, что я не юрист. В очередной раз, я доказываю обратное честным юридическим способом и предоставляю свои…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments