chestniy_yurist (chestniy_yurist) wrote,
chestniy_yurist
chestniy_yurist

Category:

Слабые места решения Мосгорсуда по Указам Мэра Москвы ковидной специфики

Ознакомился с мотивированным решением Московского городского суда об оспаривании серии Указов Мэра г.Москвы, изданных в связи с угрозой распространения в городе Москве новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV)7.

В целом удивлен такой хорошей аналитической работой судьи Мосгорсуда Севостьяновой Н.Ю., которая достаточно подробно и аргументированно обосновала серьезно волновавшие москвичей вопросы о полномочиях Мэра Москвы по ограничению права свободного передвижения, введения цифровых пропусков, обработки персональных данных и др. Ссылки в решении на международные правовые акты и Конституцию РФ вызывают уважение к судебному акту.

Вместе с тем, считая необходимым в рамках продолжения публичной дискуссии о совершенствовании законодательства обратить внимание на следующие, показавшиеся мне слабыми, места в судебной аргументации, что в целом не влияет на мое положительное восприятие судебного акта:

1. На стр. 22 решения суд приходит к выводу: "Правовое регулирование положений подпункта «а» пункта 10 статьи 4.1 Федерального закона от 21 декабря 1994 года №68-ФЗ направлено на ограничение доступа людей и транспортных средств на территорию, на которой существует угроза возникновения чрезвычайной ситуации. Понятие «ограничения доступа» включает в себя и понятие «ограничение передвижения людей и транспортных средств на территории, на которой существует угроза возникновения чрезвычайной ситуации». Вследствие этого доводы административных истцов в указанной части основаны на неправильном толковании норм права".

Используя судебную дискрецию по толкованию закона, суд по сути деформировал понятие пространства "доступ на территорию" и "передвижение на территории", однако формальная юридическая логика окончания в слове "территорию" указанную в законе говорит о том, что скорее всего следует трактовать расширительно понятие на территорию" как "на территории", не совсем обоснованно. Т.е. мы имеем понимание, что федеральным законом ограничивается внешний территориальный контур от внутреннего без возможности и/или.

Полагаю, что для мотивации судебного акта следовало применить комбинированную трактовку:
а) для выезжающих-выезжающих транспортных средств (людей) применить требования подпункта «а» пункта 10 статьи 4.1 Федерального закона от 21 декабря 1994 года №68-ФЗ,
б) для находящихся внутри территории сослаться на установление обязательных для исполнения гражданами и организациями правил поведения при введении режима повышенной готовности пп."у" или "ф" п. 1 ст. 11 Федерального закона от 21 декабря 1994 года №68-ФЗ,
что могло исключить споры вокруг понятия территории действия ограничения передвижения.

2) В отношении испольязования персональных данных суд пришел к выводу (ст. 32 решения), что "После окончания действия режима повышенной готовности вся информация о выданных пропусках и персональных данных граждан, предоставленных для целей оформления цифровых пропусков, будет уничтожена". Однако данный, по сути очень правильный вывод, сделан судом без ссылки на какое либо доказательство. либо НПА. В связи с чем, данный довод суда является голословным.

В этом случае Мэрия Москвы могла либо дополнить спорные указы подобным положением: об уничтожении массива данных, сроке уничтожения и ответственном лице, либо хотя бы предоставить гарантийное письмо, свидетельствующее о намерении провести подобное уничтожение даных по перемещениям и др. данных о чатной жизни граждан, собранных при реализации программы цифровых пропусков.

3) на стр. 32 решения суд приходит к выводу, что "Цифровые пропуска оформляются по заявительному принципу, заявка направляется непосредственно самим гражданином и с его согласия на обработку персональных данных". Вместе с тем, судом не дана мотивированная оценка соотношению реализации права на передвижение без "заявительного принципа", т.е. если гражданин не желает давать согласие на сбор сведений о своей частной жизни как ему реализовать свое право на передвижение, иными словами о вопросах вынужденного характера дачи подобного согласия. Но полагаю, что это вопросы уже для конституционного судопроизводства, поскольку суд обшей юрисдикции пришел к концепции, что "доступ третьих лиц к сведениям, переданным гражданами при оформлении цифрового пропуска, исключен", а соответственно имеются определенные законодательные гарантии, если не в отношении сбора, то хотя бы в отношении, хранения, использования и распространения сведений о частной жизни лица без его согласия.





ПС. Продолжение юридической дискуссии,  думаю следует направить на объем полномочий Мэра в рамках понятия "установление обязательных для исполнения гражданами и организациями правил поведения при введении режима повышенной готовности", поскольку такая неконкретная правовая норма может породить юридические конфликты по влиянию на абсолютные конституционные права и гарантии их соблюдения, а также  и разграничения компетенции между федеральным центром. 
Tags: Адвокат, Адвокат Зорин, Александр Зорин, Корона, Мэр Москвы, Мэрия
Subscribe
promo chestniy_yurist april 30, 2012 13:34 63
Buy for 80 tokens
В последнее время многие читатели моего блога, не соглашаясь с теми или иными выводами по юридическим проблемам, из-за отсутствия правовой аргументации начинают обвинять меня в том, что я не юрист. В очередной раз, я доказываю обратное честным юридическим способом и предоставляю свои…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment