?

Log in

No account? Create an account

chestniy_yurist

Блог честного юриста Александра Зорина

Образ мыслей ненаказуем +7(499)99-20-177


Previous Entry Share Next Entry
ЕСПЧ о добросовестных приобретателях
chestniy_yurist
Очень важные обстоятельства установил ЕСПЧ В Деле «Сергунин и другие против России» от 9 октября 2018 г., которое поможет гражданам при зашите своих прав по лесной амнистии и в других случаях, когда они являются добросовестными приобретателями недвижимого имущества, прошедшего проверку государственной регистрацией, напомнив, что иск о возмещении убытков против продавцов недвижимости, Суд повторяет, что такие действия не могут рассматриваться как необходимые для того, чтобы выполнить правило исчерпания национальных средств правовой защиты в значении Статьи 35 § 1 Конвенции в обстоятельствах, когда владелец имущества был лишен права собственности на него окончательным и подлежащим принудительному исполнению.

Суд считает, что заявители не должны были принимать на себя риск отмены права собственности на участки из-за упущений со стороны властей в рамках процедур, специально предназначенных для предотвращения мошенничества в сделках с недвижимой собственностью. Суд повторяет, что ошибки со стороны государственных властей должны рассматриваться в пользу пострадавших лиц. Иными словами, последствия любой ошибки, допущенной государственным органом, должны ложиться на государство, и ошибки не должны исправляться за счет соответствующих лиц (см. дело «Столярова», указанное выше, § 49).

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

5. Заявители были владельцами земельных участков. Муниципальные власти потребовали возврата земельных участков, и право собственности заявителей на


рассматриваемую недвижимость было аннулировано. Подробности, касающиеся каждой жалобы, представлены ниже.

A. Жалоба № 54322/14

6. Заявителем в этом деле является Олег Дмитриевич Сергунин, дата рождения 10 декабря 1967 г., проживающий в Казани.
7. 5 сентября 2009 г. местный совет передал право собственности на земельный участок в Приволжском районе Казани Г. Соответствующие документы, подтверждающие, что земельный участок был ранее передан Г., были подготовлены Гиб. Государственный кадастр недвижимости заверил законность передачи и зарегистрировал право собственности Г. на земельный участок.
8. 10 декабря 2009 г. Г. продал земельный участок М. 8 февраля 2010 г. М. продал земельный участок Н. 16 марта 2012 г. Н. продал земельный участок заявителю. Каждый раз переход права собственности к новому владельцу был заверен и зарегистрирован государственными органами с выдачей соответствующего свидетельства.
9. 13 марта 2013 г. Приволжский районный суд Казани признал Гиб. виновным в мошенничестве в отношении передачи земельного участка Г.
10. 5 июля 2013 г. прокурор, действуя от имени местного совета, возбудил дело о признании недействительным решения местного совета от 5 сентября 2009 г., признании недействительным права собственности заявителя на земельный участок и возврате земельного участка муниципалитету.
11. 17 октября 2013 г. районный суд полностью удовлетворил все претензии.
12. 23 января 2014 г. Верховный суд Республики Татарстан поддержал решение от 17 октября 2013 г. при апелляции.
13. 14 апреля 2014 г. Верховный суд отклонил кассационную жалобу заявителя.
14. 30 мая 2014 г. Верховный суд Российской Федерации отклонил вторую кассационную жалобу, поданную заявителем.

B. Жалоба № 607654/14

15. Заявителем в этом деле является Дмитрий Геннадьевич Исупов, дата рождения 7 мая 1978 г., проживающий в Кирове.
16. 3 декабря 2009 г. заявитель приобрел земельный участок и долю в другом земельном участке в Слободе Соломинцы, в Кирове, у С. и Т. соответственно. Государственный кадастр недвижимости заверил законность сделки и зарегистрировал право собственности заявителя на земельные участки.
17. В неуказанную дату районный прокурор возбудил дело от имени Кировского городского совета с целью потребовать возврата недвижимости.


18. 14 мая 2014 г. Нововятский районный суд Кирова принял два решения, полностью удовлетворяющие иски прокурора. Суд отметил, что решения, предположительно принятые местным советом в отношении передачи земельных участков Т. и С., были подделаны и не могут быть законным основанием сделок в отношении указанных земельных участков. Суд признал право собственности города на земельные участки и распорядился передать их городской администрации.
19. 15 и 23 июля 2014 г. Кировский областной суд поддержал постановление от 14 мая 2014 г. при рассмотрении апелляционной жалобы.
20. 22 августа Областной суд отклонил кассационную жалобу, поданную заявителем в отношении вышеуказанных постановлений.
21. 11 марта 2015 г. Верховный суд Российской Федерации отклонил вторую кассационную жалобу, поданную заявителем в отношении постановлений от 14 мая и 15 июня 2015 г.

C. Жалоба № 73407/14

22. Заявителем в этом деле является Сергей Васильевич Прокудин, дата рождения 19 октября 1958 г., проживающий в Кирове.
23. Заявитель приобрел шесть земельных участков с Слободе Лянгасы, в Кирове, у С., А., М., К., Куз. и Р. соответственно. Государственный кадастр недвижимости заверил законность сделок и зарегистрировал право собственности заявителя на земельные участки.
24. В неуказанную дату районный прокурор возбудил дело от имени Кировского городского совета с целью потребовать возврата недвижимости.
25. 9 и 10 июня 2014 г. Нововятский районный суд Кирова принял шесть решений, полностью удовлетворяющих иски прокурора. Суд отметил, что решения, предположительно принятые районной администрацией в отношении передачи земельных участков С., А., М., К., Куз. и Р., были подделаны и не могут быть законным основанием сделок в отношении указанных земельных участков. Суд признал право собственности города на земельные участки и распорядился передать их совету.
26. 21 и 28 августа и 2 сентября 2014 г. Кировский областной суд поддержал постановления от 9 и 10 июня 2014 г. при рассмотрении апелляционной жалобы.
27. 19 января 2015 г. Верховный суд Российской Федерации отклонил кассационную жалобу, поданную заявителем в отношении вышеуказанных постановлений.


ПРАВО

I. ОБЪЕДИНЕНИЕ ЖАЛОБ

28. В соответствии с Правилом 42 § 1 Регламента Суда, Суд принял решение объединить жалобы с учетом сходства фактических и юридических обстоятельств.

II. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 1 ПРОТОКОЛА № 1 К КОНВЕНЦИИ

29. Заявители пожаловались, что они были лишены своего недвижимого имущества в нарушение Статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции, которая гласит:
«Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.
Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов».

A. Приемлемость
30. Государство-ответчик заявило, что жалобы должны быть отклонены в силу того, что заявители не исчерпали все действующие национальные средства правовой защиты. По его мнению, заявители имели возможность подать иск о возмещении убытков против продавцов недвижимости. Ссылаясь на дело «Абрамян и другие» (см. «Абрамян и другие против России» (откл.), №№ 38951/13 и 59611/13, §§ 76-96, от 12 мая 2015 г.), государство-ответчик также заявило, что г-н Исупов и г-н Прокудин не использовали все доступные им действующие средства правовой защиты. В частности, они не подали кассационные жалобы.
31. Заявители отвергли аргументы государства-заявителя. Опираясь на дело «Гладышева» (см. «Гладышева против России» № 7097/10, § 62, от 6 декабря 2011 г.), г-н Сергунин заявил, что иск о возмещении убытков к продавцу не может рассматриваться как действительное средство правовой защиты в этом деле.
32. Что касается аргумента государства-ответчика о том, что заявители должны были подать иск о возмещении убытков против продавцов недвижимости, Суд повторяет, что такие действия не могут рассматриваться как необходимые для того, чтобы выполнить правило исчерпания национальных средств правовой защиты в значении Статьи 35 § 1 Конвенции в обстоятельствах, когда владелец имущества был лишен права собственности на него окончательным и подлежащим принудительному исполнению решением, и не существует дальнейшей возможности обращения к суду, которое могло бы потенциально вести к восстановлению права собственности (см., например, дело «Гладышева», упомянутое выше, §§ 60-62).
33. Что касается аргумента государства-ответчика о том, что два заявителя не воспользовались возможностью подачи кассационной жалобы, Суд повторно напоминает, что он последовательно отклонял аналогичные возражения со стороны российских властей во многих случаях, когда заявители подавали свои жалобы до того, как Суд принял решение в деле «Абрамян и другие» (см. «Абрамян и другие против России» (откл.), №№ 38951/13 и 59611/13, §§ 76-96, от 12 мая 2015 г.), когда он признал недавно реформированную двухуровневую процедуру подачи кассационных жалоб эффективным средством правовой защиты (см., например, «Новрук и другие против России», №№ 31039/11 и 4 других, §§ 70-76, от 15 марта 2016 г.; «Кочеров и Сергеева против России», № 16899/13, §§ 64-69, от 29 марта 2016 г.; и «Маклрет против России», № 60393/13, §§ 85-95, от 18 июля 2017 г.).
34. Суд не видит никаких причин прийти к другим выводам в настоящем случае. Г-н Исупов и г-н Прокудин подали свои жалобы в Суд 16 октября и 15 ноября 2014 г. соответственно, иными словами, до того, как Суд принял решение в деле «Абрамян». Они не могли воспользоваться соответствующим средством правовой защиты, поскольку срок его применения истек.
35. С учетом вышесказанного, Суд отклоняет возражение государства-ответчика и отмечает, что жалобы не являются явно необоснованными в значении Статьи 35 § 3 (а) Конвенции. Он также отмечает, что они не являются недопустимыми по каким-либо иным основаниям. Таким образом, они должны быть признаны приемлемыми.

B. Суть дела

1. Доводы сторон
36. Государство-ответчик считает, что вмешательство во владение заявителей было осуществлено «в соответствии с законом» и преследовало законные цели. Земельные участки были мошеннически присвоены третьими лицами, и муниципалитеты законно вернули их обратно. Заявители сами решили не требовать компенсации за утрату недвижимости.
37. Заявители поддержали свои жалобы. Г-н Сергунин считает, что он добросовестно приобрел земельный участок и, фактически, Городской совет Казани не должен был получать обратно указанную недвижимость. Он также считает, что вмешательство не преследовало законные цели, и что государство-ответчик не сумело указать такие цели в своих доводах. Законность сделок с земельным участком контролировалась государством. Каждый раз, когда недвижимость меняла владельца, регистрационные власти имели возможность удостовериться в
законности сделки. Первая сделка имела место в 2009 г., и властям понадобилось почти четыре года, чтобы выявить мошенничество, совершенное Г. Государство-ответчик не смогло представить никаких объяснений о том, почему мошенничество было обнаружено с таким опозданием. Ошибки, совершенные властями, были исправлены за счет заявителей путем возложения на них избыточного бремени.

2. Оценка Суда

(a) Имело ли место «владение»
38. Суд принимает, и государство-ответчик не оспаривает, что земельные участки находились во владении заявителей в соответствии со Статьей 1 Протокола № 1 к Конвенции.
39. Суд также отмечает, что сложный характер фактической и юридической ситуации в данном случае мешает отнести его к одной из категорий, охватываемых вторым предложением первого абзаца или вторым абзацем Статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции (см. «Бейлер против Италии» [БП], № 33202/96, § 98, ЕСПЧ 2000-I). Суд, таким образом, считает, что он должен рассмотреть ситуацию в свете общего правила, указанного в первом абзаце Статьи 1 Протокола № 1 (ср. дело «Гладышева», указанное выше, § 71).

(b) Соответствие Статье 1 Протокола № 1 к Конвенции
40. Суд ранее во многих случаях рассматривал дела, в которых российские муниципальные власти, будучи изначальными владельцами недвижимости, успешно возвращали ее себе, отнимая у добросовестных владельцев после того, как было установлено, что одна из предшествующих сделок в отношении такой недвижимости была мошеннической (см. дело «Гладышева», упомянутое выше, §§ 77-83, «Столярова против России», № 15711/13, §§ 47-51, от 29 января 2015 г.; «Андрей Медведев против России», № 75737/13, §§ 42-47, от 13 сентября 2016 г.; «Кириллова против России», № 50775/13, §§ 33-40, от 13 сентября 2016 г.; «Анна Попова против России», № 59391/12, §§ 33-39, от 4 октября 2016 г.; «Аленцева против России», № 31788/06, §§ 55-77, от 17 ноября 2016 г.; «Пчелинцева и другие против России», №№ 47724/07 и 4 других, §§ 90-101, от 17 ноября 2016 г.; и «Поняева и другие против России», № 63508/11, §§ 45-57, от 17 ноября 2016 г.). Рассмотрев конкретные условия и процедуры, в соответствии с которыми государство отчуждало свои активы частным лицам, Суд отметил, что они были в исключительной компетенции государства, и счел, что недостатки этих процедур, приведшие к потере государством своей недвижимости, не могут исправляться за счет добросовестных владельцев. Суд также счел, что такой возврат недвижимости государству или муниципалитету в отсутствие какой-либо компенсации добросовестному владельцу налагает на него индивидуальное избыточное бремя и не приводит к достижению справедливого баланса между требованиями государственных интересов, с одной стороны, и правом заявителя спокойно пользоваться своей собственностью, с другой.
41. Обращаясь к обстоятельствам настоящего дела, суд не видит причин для другого решения. Суд отмечает, что земельные участки перестали быть владением муниципалитетов в результате мошенничества, совершенного частными лицами. Суд также отмечает наличие мер предосторожности, которые должны были обеспечить переход участков в другие руки в соответствии с национальным правом. Законность каждой сделки и права собственности на земельные участки контролировалась регистрирующими органами. Государство-ответчик, тем не менее, не предоставило никаких объяснений в отношении того, почему эти меры предосторожности не показали свою эффективность при определении мошенничества и защите интересов муниципалитета. В таких обстоятельствах Суд не может не прийти к заключению, что именно несовершенная процедура регистрации привела к потере муниципалитетом права на имущество в отношении земельных участков.
42. Наконец, Суд отмечает, что муниципалитеты не выплатили никакой компенсации заявителям при возвращении имущества. Суд признает, что, в соответствии с предложением государства-ответчика, заявители имели возможность возместить свои убытки, подав иск о возмещении убытка продавцам земельных участков. При этом, однако, государство-ответчик фактически предлагает заявителям переложить свое бремя на других добросовестных владельцев, и Суд не может понять, каким образом это улучшит баланс между общественными интересами и необходимостью защитить права личности.
43. С учетом вышесказанного, Суд считает, что заявители не должны были принимать на себя риск отмены права собственности на участки из-за упущений со стороны властей в рамках процедур, специально предназначенных для предотвращения мошенничества в сделках с недвижимой собственностью. Суд повторяет, что ошибки со стороны государственных властей должны рассматриваться в пользу пострадавших лиц. Иными словами, последствия любой ошибки, допущенной государственным органом, должны ложиться на государство, и ошибки не должны исправляться за счет соответствующих лиц (см. дело «Столярова», указанное выше, § 49). Суд приходит к выводу, что утрата заявителями права собственности на земельные участки и передача земельных участков муниципалитетам в обстоятельствах дела наложило на них несоразмерное и избыточное бремя. Таким образом, имеет место нарушение Статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции.

III. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

44. Статья 41 Конвенции предусматривает:


«Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».
45. Г-н Исупов (жалоба № 60765/14) не подал требование о справедливой компенсации. Соответственно, Суд считает, что основания присуждать ему какую-либо сумму в этой связи отсутствуют.

A. Ущерб

46. Г-н Сергунин (жалоба № 54322/14) потребовал восстановить его право собственности на земельный участок. Он также заявил, что в течение трех лет он не мог сдать в аренду свой земельный участок, каковой факт привел в дальнейшем к материальному ущербу в размере 25 618,50 российских рублей. Наконец, он потребовал 20 000 евро в качестве возмещения морального ущерба. Г-н Прокудин (жалоба № 73407/14) потребовал от Суда присудить ему «компенсацию за потерю имущества».
47. Государство-ответчик сочло требования г-на Сергунина в отношении материального ущерба немотивированными, а его требования возмещения морального ущерба избыточными. Оно также заявило, что г-н Прокудин не сумел количественно оценить свои претензии и ему не должно быть присуждено никакое возмещение.
48. Что касается г-на Прокудина, Суд повторяет, что согласно Правилу 60 § 2 Регламента Суда, перечисленные по пунктам подробности претензии, подаваемой согласно Статье 41 Конвенции, должны быть поданы одновременно с соответствующей подтверждающей документацией или оправдательными документами, в противном случае претензия может быть отклонена полностью или частично. Г-н Прокудин не подал подробности своей претензии в отношении понесенного ущерба. Также он не представил необходимые подтверждающие документы. В результате, Суд не может принять его требование о компенсации.
49. По тем же причинам Суд отклоняет претензии г-на Сергунина в части, касающейся предполагаемой потери прибыли в размере 25 618,50 рублей.
50. Что касается требования г-на Сергунина о восстановлении его права собственности на земельный участок, Суд принимает во внимание, что он счел нарушение прав г-на Сергунина гарантированным Статьей 1 Протокола № 1 к Конвенции. Суд считает, что существует четкая связь между обнаруженным нарушением и предполагаемым ущербом. Он признает, что право собственности заявителя на земельный участок должно быть восстановлено. Таким образом, заявитель должен быть помещен, насколько это возможно, в ситуацию, эквивалентную той, в которой он оказался бы, если бы не нарушение Статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции (ср. дело «Гладышева», упомянутое выше, § 106). В качестве альтернативы, если восстановление права собственности г-на Сергунина на земельный участок невозможно, государство-ответчик должно обеспечить получение им эквивалентного земельного участка.
51. Кроме того, у Суда нет сомнений, что г-н Сергунин испытал стресс и расстройство из-за отъема своей собственности.


Оценивая на справедливой основе, Суд присуждает г-ну Сергунину 5000 евро в отношении морального ущерба плюс любые налоги, взимаемые с этой суммы.

B. Затраты и расходы

52. Г-н Сергунин также потребовал 40 000 рублей в возмещение затрат и расходов, понесенных им в Суде.
53. Государство-ответчик не оспорило требование заявителя.
54. С учетом документов в его распоряжении и на основании судебной практики, Суд считает обоснованным удовлетворить требование заявителя и присудит ему сумму 535 евро.

C. Пени

55. Суд считает, что ставка штрафных процентов за просроченный платеж должна определяться предельной учетной ставкой Европейского центрального банка, к которой должно быть добавлено три процентных пункта.


ПО ЭТОЙ ПРИЧИНЕ СУД ЕДИНОГЛАСНО
1. Решил объединить жалобы;

2. Объявил жалобы приемлемыми;

3. Постановил, что имело место нарушение Статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции;

4. Постановил,
(a) что государство-ответчик должно обеспечить соответствующими средствами в течение трех месяцев полное восстановление права собственности г-на Сергунина на земельный участок. В качестве альтернативы, если земельный участок более не является собственностью государства или был отчужден иным образом, государство-ответчик обязуется гарантировать г-ну Сергунину получение эквивалентного земельного участка;
(b) что государство-ответчик должно в течение трех месяцев выплатить г-ну Сергунину следующую сумму, подлежащую конвертации в валюту государства-ответчика по курсу, действующему на дату расчета:
(i) 5000 (пять тысяч) евро плюс любые взимаемые налоги в отношении морального ущерба;
(ii) 535 (пятьсот тридцать пять) евро плюс любые налоги, взимаемые с заявителя, в отношении издержек и расходов;


(c) что с момента истечения вышеуказанного трехмесячного срока и до момента расчета на указанные суммы начисляются простые проценты по ставке, равной предельной учетной ставке Европейского центрального банка, в течение срока неисполнения обязательств плюс три процентных пункта;
5. Отклонил остальные требования заявителей о справедливой компенсации.
Совершено на английском языке с направлением письменного уведомления 9 октября 2018 г. в соответствии с Правилом 77 §§ 2 и 3 Регламента Суда.




promo chestniy_yurist april 30, 2012 13:34 63
Buy for 80 tokens
В последнее время многие читатели моего блога, не соглашаясь с теми или иными выводами по юридическим проблемам, из-за отсутствия правовой аргументации начинают обвинять меня в том, что я не юрист. В очередной раз, я доказываю обратное честным юридическим способом и предоставляю свои…

  • 1

Очень интересно, какое действие это решение окажет на ситуацию в Омске, где за участки в пос. Чукреевка посадили вице-губернатора Гамбурга, а сами участки через суд изымают у собственнников.


надо оспаривать по указной в ЕСПЧ схеме в российских судах, а если неудачно идти в ЕСПЧ

  • 1