April 7th, 2021

Кибербуллинг в фигурном катании

Фигурное катание сегодня – один из самых опасных видов спорта. Особенность его в том, что угрозы получения травмы за пределами площадки в нем не меньше, чем на льду. Речь идет не только о спортивных травмах, но и о давлении, сталкинге, буллинге, угрозах и других видах психологического насилия, иногда перерастающего в физическое.

Знаковым инцидентом, который способен повлиять на сложившиеся токсичные нормы, может стать судебное преследование Елены Родиной за кибербуллинг Каролины Кликич. РАПСИ освещало эту историю в аналитическом материале. В продолжение мы публикуем экспертный комментарий адвоката, к.ю.н. Александра Зорина.

Кибербуллинг в фигурном катании – мнение эксперта

Знаковым инцидентом, который способен повлиять на сложившиеся токсичные нормы, может стать судебное преследование Елены Родиной за кибербуллинг Каролины Кликич. РАПСИ освещало эту историю в аналитическом материале. В продолжение мы публикуем экспертный комментарий адвоката, к.ю.н. Александра Зорина.



Интернет пользователь на видео-хостинге «Ютуб» именующая себя как «Елена Родина» с позиционированием экспертного общественного статуса организации «Сильная Россия» призвала к новому для нашей страны негативному социальному явлению: травля известных лиц в ИКС «Интернет» (кибербуллинг) в сфере фигурного катания.

Несмотря на то, что экспертный статус Родиной критически оценивается как в спортивных кругах, так и широкой общественностью, призыв к необоснованной травле в социальных сетях известных и успешных спортсменов (кибербуллинг) представляется угрозой спортивному имиджу нашей страны на международной арене.

Вместе с тем первостепенно ставится вопрос о признании распространенной по каналам Елены Родиной информации не соответствующей действительности и порочащей деловую репутацию.

Мотивом подобных обоснований является информационная обида на то, что после отказа Кликич от комментария инцидента, о котором она ничего не знала, Родина в своем ютуб-блоге не только позволила себе многочисленные унижающие честь и достоинство эпитеты в адрес Кликич и сожаления о её выздоровлении после трагедии («Лучше бы ты не выходила из комы»), но и клевету: в таймлайне написано «Пострадавшая от пьяницы за рулем Каролина Кликич покрывает убийцу».

В своей речи «Елена Родина» прямолинейно пытается разжигать ненависть к Кликич, перемежая оскорбления и нецензурную лексику в ее адрес. Она разместила ссылку на аккаунт Кликич в Инстраграм с экстремистским призывом к своим подписчикам высылать последней оскорбительные сообщения.

Подобные действия в контексте дискуссии об ужесточении в российском законодательстве ответственности за кибербуллинг я расцениваю как призыв к законодателю о введении в гражданский, административный и уголовный оборот диспозиции и санкции, целью которых станет защита прав потерпевших и предотвращение нарушений в сфере распространения недостоверной информации.

Елена Родина и подобные ей агрессоры/клеветники по моему мнению должны нести ответственность пропорционально распространению, а именно: если ролик просмотрели больше 3 тыясч человек (ранее это было критерием признания автора блогером) – уголовное наказание; но первичным наказание должен являться штраф, при повторном – колония-поселение. Однако в данном случае, по моему мнению, стоит отойти от практики Европейского суда по правам человека и применить показательное наказание Родиной. Вид наказания – исправительные работы под наблюдением СМИ.

Законодателям можно было бы порекомендовать на основании этого прецедента обязать администраторов интернет-платформ и провайдеров сообщать о наказании публично и «замораживать» публикации с аккаунтов лиц, которым доступ в сеть запрещен (отбывают наказание по приговору суда)

подробнее

promo chestniy_yurist april 30, 2012 13:34 61
Buy for 80 tokens
В последнее время многие читатели моего блога, не соглашаясь с теми или иными выводами по юридическим проблемам, из-за отсутствия правовой аргументации начинают обвинять меня в том, что я не юрист. В очередной раз, я доказываю обратное честным юридическим способом и предоставляю свои…

Ещё одна дырка в УПК - мессенджеры для вызова адвоката вне закона

Совет АП г. Москвы прекратил дисциплинарное производство в отношении адвоката, который был уведомлен о следственных действиях через WhatsApp в отсутствие согласия на это.

Как указано в представлении Главного управления Министерства юстиции Российской Федерации по Москве, 04 сентября 2020 года следователем К. с использованием мессенджера WhatsApp было направлено уведомление адвокату А. на абонентский номер ..., указанный в ордере адвоката, о необходимости явки 10 сентября 2020 года для участия в производстве следственных действий: предъявлении Р. обвинения. Адвокат А. 10 сентября 2020 года для участия в производстве следственных действий не явился и «подтверждающих доказательств о своей занятости не предоставил».

По мнению Главного управления Министерства юстиции по городу Москве, изложенные в представлении старшего следователя К. обстоятельства могут свидетельствовать о нарушении адвокатом А. п. 1 ст. 8, п.п. 5 п. 1 ст. 9, п. 1 ст. 12, п. 1 ст. 14, п.п. 6 п. 4 ст. 6 Кодекса профессиональной этики адвоката и п.п. 6 п. 4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Адвокат А. в письменных объяснениях от 29 октября 2020 года указал, что следователь К. приложила к представлению о неявке адвоката скриншоты, сделанные предположительно в мобильном приложении WhatsApp, однако адвокат неоднократно указывал следователю, что сообщения, направленные посредствам интернет-мессенджера, не являются надлежащим уведомлением адвоката. Переписка в интернет-мессенджере ставит защиту в уязвимое положение, поскольку лишает адвоката возможности удостовериться в отправке и получении сообщений, а также предоставляет следователю возможность в любой момент удалить часть переписки. На недопустимость подобных уведомлений адвокат также указывал в суде при рассмотрении ходатайства следователя об установлении срока ознакомления защитников с материалами уголовного дела. 10 сентября 2020 года адвокат принимал участие в судебном заседании Б. районного суда города Москвы в качестве представителя административного истца Я. по административному иску к Межведомственной комиссии города Москвы по делам несовершеннолетних в защите их прав.

Адвокат А. считает, что действия следователя в виде ненадлежащего уведомления его, а также его подзащитной, и направление представления в адрес Главного управления Министерства юстиции Российской Федерации по Москве продиктованы желанием следователя устранить адвоката А. от защиты Р., поскольку предварительное расследование в отношении Р. продолжается уже около трёх лет, и уголовное дело возвращалось следователю семь раз. Адвокат А. подтвердил эти обстоятельства и в заседании Квалификационной комиссии, а также пояснил, что защиту Р. вместе с ним осуществляли ещё два адвоката, проживающие в городе ..., которые также не явились 10 сентября 2020 года для участия в производстве следственных действий, поскольку не были уведомлены следователем.

Оценивая выдвинутое в отношении адвоката А. дисциплинарное обвинение, Совет отмечает, что порядок извещения адвоката для участия в производстве процессуальных действий не регламентирован нормами уголовно-процессуального законодательства.

Приемлемой может являться передача следователем, дознавателем информации для адвоката о дате, времени и месте проведения процессуальных действий любыми средствами связи: почтовым уведомлением, телефонным сообщением, телефонограммой лично адвокату или в адрес адвокатского образования. Однако следователь во всех случаях должен надлежащим образом, не вызывающим сомнений в достоверности, подтвердить факт своевременного извещения адвоката о дате, времени и месте проведения процессуальных действий, а также о направлении извещения адвокату.

Совет, соглашаясь с Квалификационной комиссией, признаёт, что извещение адвоката А. следователем с использованием мессенджера WhatsApp также требовало согласия адвоката на получение извещений таким способом, и наличие этого согласия должно быть подтверждено распиской адвоката, в которой также указан номер мобильного телефона, на который должны направляться извещения. В материалах дисциплинарного производства такая расписка адвоката А. отсутствует.

При рассмотрении дисциплинарного производства, носящего публично- правовой характер, Совет исходит из презумпции добросовестности адвоката, обязанность опровержения которой возложена на заявителя (участника дисциплинарного производства, требующего привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности), который должен доказать те обстоятельства, на которые он ссылается как на основание своих требований.

При указанных обстоятельствах Совет приходит к выводу о том, что презумпция добросовестности адвоката А. не опровергнута, и признаёт уважительной причину его неявки 10 сентября 2020 года для участия в производстве следственных действий - предъявлении обвинения Р., поскольку заявителем не представлено доказательств надлежащего извещения адвоката о дате, месте и времени проведения этих следственных действий.

Подробнее