January 28th, 2020

Военный элемент необходимо передать из гражданского в военный суд

Вчера в Басманном суде г. Москвы наблюдал с каким трудом даётся судьям рассмотрение дел с военным элементом. Судится военный прокурор с организацией Министерства обороны РФ.

Зато ранее наблюдал пустоту в коридорах военных судов и низкий уровень нагрузки в них. Полагаю, что делам с военным элементом необходимо обеспечить подсудность военных судов, ведь гражданским и так нагрузки хватает, но не хватает специальных знаний в области военных правоотношений. Необходимо процессуальное корректирование на данном направлении подсудности.

promo chestniy_yurist апрель 30, 2012 13:34 63
Buy for 80 tokens
В последнее время многие читатели моего блога, не соглашаясь с теми или иными выводами по юридическим проблемам, из-за отсутствия правовой аргументации начинают обвинять меня в том, что я не юрист. В очередной раз, я доказываю обратное честным юридическим способом и предоставляю свои…

Право на защиту деловой репутации VS свобода слова СМИ

В связи с особой важностью данного судебного процесса для общего правового климата в России мы попросили высказать свое мнение о проблеме независимого эксперта, равно удаленного от всех сторон спора.

Адвокат Александр Зорин:

«Вопрос о том, имеют ли крупные компании право каким-либо образом ограничивать распространение общественно-значимой информации, традиционно на протяжении уже длительного времени является предметом не только судебных споров, но и общественной дискуссии.

С одной стороны, как формально фиксирует свой подход судебная система России в решениях по конкретным делам, каждое юридическое лицо имеет право требовать, чтобы общественная оценка его деятельности отражала реальное состояние дел. Любая отрицательная оценка деятельности юридического лица влияет на его репутацию и подрывает ее. Деятельность юридического лица может быть потенциально успешной только, если его деловая репутация в глазах других организаций и рядовых граждан поддерживается на определенном уровне, особенно в условиях рыночной экономики.


С другой стороны, учитывая особую роль прессы и интересы демократического общества, состоящего в том, чтобы позволить прессе выполнять ее функцию «сторожевого пса» и распространять информацию по серьезным вопросам, вызывающим общественный интерес, следует обратить внимание на то, что мнения, в том числе, выраженные авторами каких-либо материалов, размещенных в средствах массовой информации, не могут быть предметом судебного опровержения, поскольку они являются оценочными суждениями того, кто их распространяет, и принуждение к отказу от них - это вторжение в область «мысли и слова», «мнений и убеждений», охраняемых статьей 29 Конституции Российской Федерации, согласно положениям, которой никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них и каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом.


Как неоднократно указывал Европейский суд по правам человека, свобода выражения мнения, как она определена в пункте 1 статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, представляет собой одну из несущих основ демократического общества, основополагающее условие его прогресса и самореализации каждого члена. Свобода слова охватывает не только «информацию» или «идеи», которые встречаются благосклонно или рассматриваются как безобидные либо нейтральные, но также и такие, которые оскорбляют, шокируют или внушают беспокойство. Таковы требования плюрализма, толерантности и либерализма, без которых нет демократического общества.

Поэтому дела о защите деловой репутации традиционно считаются в юридической среде делами повышенной сложности, поскольку требуют определения достаточно точного баланса соотношения интересов сторон.

Одним из наиболее свежих примеров подобного спора о защите деловой репутации крупной компании можно рассмотреть то, что Девятый арбитражный апелляционный суд оставил без изменения решение первой инстанции частично удовлетворить иск «Транснефти» к «Независимой газете» (НГ) и автору материала про загрязнение нефти в нефтепроводе «Дружба» Олегу Бондаренко. Так, решение касается опровержения сведений, изложенных в статье директора Фонда прогрессивной политики «Будем компаундировать». Опубликованный в «НГ» материал был посвящен разбору причин катастрофического загрязнения нефтепровода «Дружба» в апреле 2019 года.

Подобные решения суда послужили импульсов к дискуссии о том, можно ли воспринимать обязывающее к опровержению решение суда как некое предупреждение для журналистов о запрете рассуждать если не на все общественно-значимые темы, то высказывать публично оценочные суждения о деятельности компании «Транснефть».

Безусловно у «Транснефти» имелся юридический интерес в защите деловой репутации в данном случае, ведь указанные в статье проблемы приобрели межгосударственный политический характер и публично обсуждались на уровне первых лиц нескольких стран.

Вместе с тем, если оценивать текст решения суда по вышеобозначенному спору, то он вызывает некоторые вопросы к замене реально опубликованного текста в газете с намеками и оценочными суждениями журналиста на домыслы в категоричной форме, которые были сформированы на основании внутреннего убеждения судьи в судебном акте».


Иск "Транснефти" в контексте перспектив свободы слова в России – мнение эксперта

Решения российских судов по иску «Транснефти» к «Независимой газете» и директору Фонда прогрессивной политики Олегу Бондаренко могут создать опасный правовой прецедент, считают юристы.


200 лет открытию Антарктиды

Сегодня отмечают 200 лет со дня открытия Антарктиды. 28 января 1820 года первая русская антарктическая экспедиция под руководством Фаддея Беллинсгаузена добралась до неизвестного ранее материка.
Мне удалось побывать в Антарктиде 10 лет назад в 2010 г. и даже искупаться между айсбергов. Вот официальные сертификаты