June 16th, 2019

Когда следователь мутит с экспертизами

Понимаю, что такое встречается не часто, но вот я недавно столкнулся. Следователь УВД ЦАО г.Москвы вынес постановление о назначении одного вида экспертизы, ознакомив с ним обвиняемого. В процессе производства экспертизы эксперты согласовали со следователем изменение вопросов, а сами провели новый вид экспертизы при этом изменеия в постановление о производстве экспертизы не вносились.

Чтобы было понятно, то следователь назначил финансово-аналитическую экспертизу, а провели комплексую бухгалтерскую и экономическую, изменив периоды исследования и объекты исследования, изменив вопосы отраженные в постановлении о назанчении первоначальной экспертизы.

Конечно, следователь не потрудился ознакомить обвиняемого и его защитника с такими метаморфозами, а новый следователь предъявив их данным лицам постфактум как в песне:

"Все у нас связалось в узелки тугие
У меня проблемы, у него - другие
Я его слепила из того, что было
А потом что было, то и полюбила"

Соответственно, будем добиваться признания заключения экспертов недопустимым доказательством, поскольку согласно Определению Конституционного Суда РФ от 28.09.2017 N 2224-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Оголихина Сергея Александровича на нарушение его конституционных прав статьями 195 и 198 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" положения статьи 195 УПК Российской Федерации, не предусматривают возможность внесения следователем изменений или дополнений в вынесенное им постановление о назначении судебной экспертизы. При необходимости же решения с использованием специальных познаний каких-либо других вопросов, помимо тех, что сформулированы в постановлении о назначении судебной экспертизы, в том числе при возникновении новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела, следователь - в силу прямого указания части первой статьи 207 УПК Российской Федерации - вправе назначить дополнительную экспертизу. Поскольку согласно части третьей той же статьи такая экспертиза назначается и производится в соответствии со статьями 195 - 205 данного Кодекса, постольку обвиняемый и его защитник вправе знакомиться с постановлением о назначении дополнительной судебной экспертизы до начала ее производства, что, как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, при отсутствии объективной невозможности это сделать является обязательным (определения от 5 февраля 2015 года N 257-О, N 258-О, N 259-О, N 260-О и N 261-О, от 17 февраля 2015 года N 408-О, от 23 апреля 2015 года N 843-О и N 972-О, от 28 февраля 2017 года N 339-О и др.).
promo chestniy_yurist april 30, 2012 13:34 63
Buy for 80 tokens
В последнее время многие читатели моего блога, не соглашаясь с теми или иными выводами по юридическим проблемам, из-за отсутствия правовой аргументации начинают обвинять меня в том, что я не юрист. В очередной раз, я доказываю обратное честным юридическим способом и предоставляю свои…

Неадвокаты по ст.125 УПК РФ для обвиняемого на досудебной стадии уголовного судопроизводства

Разделение труда по малоэффективным, но все же технически необходимым для доказывания нарушения права на защиту обвиняемого продиктовало способ привлечения на одноклеточные жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ (обжалование действий и бездействия следователя) лиц, не обладающих статусом адвоката.

Мнения судей разделись и самые загруженные предложили свою трактовку ст. 125 УПК РФ буквально гласящей следующее:

Жалоба может быть подана в суд заявителем, его защитником, законным представителем или представителем непосредственно либо через дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, орган дознания, следователя, руководителя следственного органа или прокурора.



Теперь неадвокаты обжалуют такой подход суда исходя из позиции Конституционного суда РФ отраженной в Определении Конституционного Суда РФ от 22.01.2014 N 125-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Абрамовских Дмитрия Ивановича на нарушение его конституционных прав пунктами 8 и 14 части четвертой и частью пятой статьи 47, частями первой и второй статьи 49, пунктом 1 части первой статьи 61, частью первой статьи 62, частью второй статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и пунктом 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации".

В своих жалобах в Конституционный Суд Российской Федерации Д.И. Абрамовских утверждает, что пункты 8 и 14 части четвертой и часть пятая статьи 47 "Обвиняемый", части первая и вторая статьи 49 "Защитник", часть вторая статьи 125 "Судебный порядок рассмотрения жалоб" УПК Российской Федерации и пункт 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 года N 1 "О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" позволяют судье при рассмотрении жалоб на решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора произвольно отклонять просьбу заявителя о допуске защитника по его выбору наряду с адвокатом, навязывать защитника по назначению суда, отказывать в принятии таких жалоб и их рассмотрении ввиду отсутствия у представителя, защитника статуса адвоката и юридического образования

Как указал Конституционный Суд РФ в вышеобозначенном постановлении часть вторая статьи 125 УПК Российской Федерации прямо устанавливает, что жалоба на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора может быть подана в суд заявителем, его защитником, законным представителем или представителем непосредственно либо через дознавателя, следователя, руководителя следственного органа или прокурора.

При этом представителем заявителя может быть лицо, не принимавшее участия в досудебном производстве, в связи с которым подана жалоба, но уполномоченное заявителем на подачу жалобы и (или) участие в ее рассмотрении судом (пункт 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 года N 1).

Таким образом, указанная норма, а равно положения оспариваемых заявителем статей 47 и 49 УПК Российской Федерации, регулирующие процессуальный статус обвиняемого и защитника в уголовном судопроизводстве, не могут расцениваться как нарушающие его права в обозначенном им аспекте.

Апелляция идет в Мосгорсуд, а мы продолжаем следить за развитием событий.