August 17th, 2018

Оспорил в КС РФ уловку суда, прикрывающую нарушение следователем процессуальных сроков

Получило продолжение практическая ситуация из сферы уголовного процесса, которую я описывал в этом посте

Общий смысл того, что суды говорили о том, что следователь может месяцами не рассматривать ходатайства защитника (хотя для этого установлен четкий срок ст.121 УПК РФ - не более 3 суток), суд месяцами рассматривать жалобы защиты на бездействие следствия, а потом через полгодика получать ответ и констатировать, что вопрос о сроке рассмотрения ходатайств, т.е. о реальном нарушении обязательных нормативных предписаний УПК РФ не важен и вроде все законно.



Потом, уголовное дело удалось прекратить и расходовать КПД на Конституционный Суд РФ желание пропало. Однако, дело опять возобновили и мы решили поставить данную практическую проблему уголовного процесса перед судьями КС РФ.

Основанием к рассмотрению обращения Конституционным Судом Российской Федерации является обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли статьям 17 (части 1), 18, 19, 45,46, 52, 53 и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации положение статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации во взаимосвязи со ст. 121 этого же кодекса в той мере, в какой оно препятствует признанию незаконным бездействия следователя нарушившего срок рассмотрения ходатайства по уголовному делу с момента истечения максимально возможного срока на рассмотрения ходатайства 3 суток до момента фактического рассмотрения данного ходатайства и вынесения постановления о его рассмотрении.

Заявитель усматривает нарушение этой правовой нормой своих конституционных прав в том, что смысл, придаваемый ей в правоприменительной практике является неопределенным и не позволяет констатировать бездействие следователя после истечения срока на рассмотрение ходатайства, установленного ст. 121 УПК РФ до момента его фактического рассмотрения и тем самым поставить вопрос о защите своих прав (компенсации вреда) в связи с нарушением срока рассмотрении ходатайства, позволяют следователю рассматривать в неопределённый срок при полном освобождении от признания нарушения судом в случае фактического вынесения постановления по ходатайству вне зависимости от временного фактора, что дезавуирует у следователя обязанность соблюдения процессуального срока установленного ст.121 УПК РФ в трое суток и поражает заявителя ходатайства в праве на его своевременное рассмотрение в срок установленный законом, фактически делая его неопределённым.

Тем самым, по мнению заявителя, вопреки конституционному принципу гарантии прав и свобод человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, их непосредственному действию определяющему смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти и запрету издания законов, умаляющих права и свободы человека и гражданина, неправомерно ограничиваются его право государственную защиту его прав и свобод, обжалование бездействия должностных лиц и на защиту от злоупотреблений властью, возмещение вреда, причиненного бездействием должностных лиц, что противоречит 17 (части 1), 18, 19, 45, 46, 52, 53 и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации.

Позиция заявителя по поставленному им вопросу и ее правовое обоснование со ссылкой на соответствующие нормы Конституции Российской Федерации (описание и аргументация предполагаемого нарушения положений Конституции Российской Федерации).

Конституция Российской̆ Федерации гарантирует каждому право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы (статья 33), защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (статья 45, часть 2), что предполагает не только возможность подать заявление, ходатайство или жалобу, но и право получить на них адекватный ответ и с чем согласуется вытекающее из статьи 21 (часть 1) Конституции Российской Федерации требование рассматривать гражданина (объединение граждан) не как объект государственной деятельности, а как равноправного субъекта, который может спорить с государством в лице любых его органов (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 3 мая 1995 года No 4-П и др.).

Относя к неотчуждаемым правам человека право каждого на судебную защиту его прав и свобод, Конституция Российской Федерации гарантирует возможность обжалования в судебном порядке решений и действий (бездействия) органов государственной власти и должностных лиц и право на возмещение причиненного их незаконными действиями (бездействием) вреда (статья 46, части 1 и 2; статья 53).

Применительно к уголовному судопроизводству это означает, что право на судебную защиту – не только право на обращение в суд, но и возможность получить реальную судебную защиту путем восстановления нарушенных прав и свобод, которая должна быть обеспечена государством в соответствии с критериями эффективности и справедливости, при неукоснительном следовании закрепленной законом процедуре, с тем чтобы гарантировать своевременность и действенность защиты прав и законных интересов не только подозреваемых, обвиняемых, но и потерпевших от преступлений.

Отсутствие у суда возможности признать на основании ч. 5 ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в правоприменительной практике бездействие следователя, связанное с нарушением срока рассмотрения ходатайства установленного ст. 121 УПК РФ в отрыве от обязанности устранить допущенное нарушение, нарушает конституционные права заявителя как минимум на возмещение причиненного его незаконными действиями (бездействием) вреда (статья 46, части 1 и 2; статья 53).

Заявитель полагает, что не соответствует статьям 17 (части 1), 18, 19, 45,46, 52, 53 и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации положение статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации во взаимосвязи со ст. 121 этого же кодекса в той мере, в какой оно препятствует признанию незаконным бездействия следователя нарушившего срок рассмотрения ходатайства по уголовному делу с момента истечения максимально возможного срока на рассмотрения ходатайства 3 суток до момента фактического рассмотрения данного ходатайства и вынесения постановления о его рассмотрении.

Заявитель усматривает нарушение этой правовой нормой своих конституционных прав в том, что смысл, придаваемый ей в правоприменительной практике является неопределенным и не позволяет констатировать бездействие следователя после истечения срока на рассмотрение ходатайства, установленного ст. 121 УПК РФ до момента его фактического рассмотрения и тем самым поставить вопрос о защите своих прав (компенсации вреда) в связи с нарушением срока рассмотрении ходатайства, позволяют следователю рассматривать в неопределённый срок при полном освобождении от признания нарушения судом в случае фактического вынесения постановления по ходатайству вне зависимости от временного фактора, что дезавуирует у следователя обязанность соблюдения процессуального срока установленного ст.121 УПК РФ в трое суток и поражает заявителя ходатайства в праве на его своевременное рассмотрение в срок установленный законом, фактически делая его неопределённым.

Тем самым, по мнению заявителя, вопреки конституционному принципу гарантии прав и свобод человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, их непосредственному действию определяющему смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти и запрету издания законов, умаляющих права и свободы человека и гражданина, неправомерно ограничиваются его право государственную защиту его прав и свобод, обжалование бездействия должностных лиц и на защиту от злоупотреблений властью, возмещение вреда, причиненного бездействием должностных лиц ,что противоречит 17 (части 1), 18, 19, 45-46, 52, 53 и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации.

Заявитель просит признать, что часть 5 статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, в той мере, в какой содержащиеся в них нормы, в придаваемом им правоприменительной практикой смысле, препятствуют возможности признать незаконным на основании ч. 5 ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации бездействие следователя, связанное с нарушением срока рассмотрения ходатайства установленного ст. 121 УПК РФ после его истечения и до момента фактического рассмотрения ходатайства (вынесение постановления об этом) в отрыве от обязанности устранить допущенное нарушение, противоречащим статьям 17 (части 1), 18, 19, 45-46, 52,53 и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации.

Одновременно заявитель просит указать в решении Конституционного Суда РФ, в случае, если Конституционный Суд Российской Федерации примет постановление, что, данное дело во всяком случае подлежит пересмотру компетентным органом в обычном порядке.

promo chestniy_yurist april 30, 2012 13:34 61
Buy for 80 tokens
В последнее время многие читатели моего блога, не соглашаясь с теми или иными выводами по юридическим проблемам, из-за отсутствия правовой аргументации начинают обвинять меня в том, что я не юрист. В очередной раз, я доказываю обратное честным юридическим способом и предоставляю свои…

Аукцион наоборот

Голландский аукцион (англ. Dutch auction) — аукцион, в ходе которого вначале объявляется самая высокая цена на продаваемый товар, а затем ставки снижаются до той, на которую согласится первый покупатель, которому и продается товар.

Суть голландского аукциона состоит в том, что вначале аукционист назначает максимальную цену, которая загорается на табло, установленном в аукционном помещении. Если никто из покупателей не выражает желания приобрести лот по этой цене, то аукционист начинает снижать цену. Покупателем товара становится тот, кто первым нажмет находящуюся перед ним кнопку, которая останавливает изменение цены на табло. После этого загорается номер, под которым данный покупатель зарегистрирован у организаторов аукциона. Он и считается покупателем данного лота.