January 30th, 2018

Вновь о фигуре добросовестного приобретателя

Посмотрите это видео. Очередное покушение на фигуру добросовестного приобретателя. Прошло 20 лет и вдруг муниципальная администрация вспомнила, что она землю не выделяла, а суды пошли через многоголовую реституцию. Подобная позиция подрывает доверие людей к стабильности гражданского оборота и государственному реестру прав на недвижимое имущество.



При такой позиции судов становится вообще невозможным осуществить проверку покупки земельного участка, поскольку ст. 302 Гражданского кодекса Российской Федерации говорит о том, что если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

Такая размытая формулировка может подвертывать в судебном решении любые поводы отключения спящего режима муниципальной администрации не взирая на временные рамки. В Долгопрудном придумали не передачу какой-то книги, но регистрировали системно сделки 20 лет без этой книги и никого это не беспокоило.

Однако согласно позиции Европейского Суда по правам человека, по мнению которого, если речь идет об общем интересе, публичным властям надлежит действовать своевременно, надлежащим образом и максимально последовательно; ошибки или просчеты государственных органов должны служить выгоде заинтересованных лиц, особенно при отсутствии иных конфликтующих интересов; риск любой ошибки, допущенной государственным органом, должно нести государство, и ошибки не должны устраняться за счет заинтересованного лица (постановления от 5 января 2000 года по делу "Бейелер (Beyeler) против Италии" и от 6 декабря 2011 года по делу "Гладышева против России"). Данная позиция была положена в основу разрешения Европейским Судом по правам человека дел, связанных с истребованием у граждан жилых помещений, поступивших в собственность публично-правовых образований как выморочное имущество (постановления от 13 сентября 2016 года по делу "Кириллова против России", от 17 ноября 2016 года по делу "Аленцева против России" и от 2 мая 2017 года по делу "Клименко против России").


Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 22.06.2017 N 16-П "По делу о проверке конституционности положения пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина А.Н. Дубовца", указал пункт 1 статьи 302 ГК Российской Федерации - как по своему буквальному смыслу, так и по смыслу, придаваемому ему в системе действующего правового регулирования правоприменительной практикой, - фактически не учитывает возможность ненадлежащего исполнения компетентными органами публично-правового образования своих обязанностей, совершения ошибок, а также не отвечающей критериям разумности и осмотрительности реализации ими правомочий по установлению выморочного имущества и оформлению права на него. Применительно к жилым помещениям защита имущественных интересов публично-правового образования за счет ущемления интересов добросовестного приобретателя - гражданина, который возмездно приобрел соответствующее жилое помещение, в подобной ситуации недопустима, тем более учитывая, что публичный интерес в предоставлении жилого помещения по договору социального найма лицам, нуждающимся в улучшении жилищных условий, может быть удовлетворен за счет иного жилого помещения.

Применяя аналогию правовых позиций КС РФ можно говорить о том, суды, следуя предписаниям гражданского законодательства, не рассматривают в качестве разрешительного волеизъявления публично-правового образования, направленного на выбытие недвижимого имущества из владения публичного собственника, акт государственной регистрации права на это имущество, хотя именно данным актом подтверждается законность сделки, совершенной изначально неуправомоченным отчуждателем недвижимого имущества с третьим лицом, как основания регистрации его в качестве собственника этого имущества и, соответственно, законность сделок каждого последующего отчуждателя с конечным добросовестным приобретателем. Правоподтверждающее значение государственной регистрации прав на объекты недвижимости и ее значимость как гарантии правовой определенности в обороте недвижимости, позволяющей его участникам соизмерять собственное поведение и предвидеть последствия такового в условиях неизменности официально признанного статуса правообладателей, неоднократно подчеркивал Конституционный Суд Российской Федерации (постановления от 14 мая 2012 года N 11-П, от 4 июня 2015 года N 13-П и др.).

Государство в лице уполномоченных законом органов и должностных лиц, действующих при осуществлении процедуры государственной регистрации прав на недвижимое имущество на основе принципов проверки законности оснований регистрации, публичности и достоверности государственного реестра (абзац второй пункта 1 статьи 8.1 ГК Российской Федерации), подтверждает тем самым законность совершения сделки по отчуждению объекта недвижимости. Проверка же соблюдения закона при совершении предшествующих сделок с недвижимым имуществом со стороны приобретателя этого имущества - в отличие от государства в лице органа, осуществляющего государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, - зачастую существенно затруднена или невозможна. Тем более в неравных условиях находятся публично-правовое образование как собственник, и его добросовестный приобретатель, возможности которых по выявлению противоправных действий, приведших к тому, что жилое помещение выбывает из владения собственника помимо его воли, далеко не одинаковы.
promo chestniy_yurist april 30, 2012 13:34 63
Buy for 80 tokens
В последнее время многие читатели моего блога, не соглашаясь с теми или иными выводами по юридическим проблемам, из-за отсутствия правовой аргументации начинают обвинять меня в том, что я не юрист. В очередной раз, я доказываю обратное честным юридическим способом и предоставляю свои…

В списках значились все!

Слухи о том, что минфин США готовит какие-то списки будоражили отечественные элиты чуть ли не последние полгода. Писали, что некоторые российские «форбсы» решили якобы стороной обходить любые мероприятия с участием Владимира Путина - вдруг, парой слов придётся перекинуться на каком-нибудь совещании, за океаном увидят - и сразу запишут в друзья российского лидера. Путин, нам, конечно, друг, но миллиарды дороже!

Даже, если предположить, что это отчасти было правдой - сегодня все смогли убедиться, в Вашингтоне вообще не сделали не для кого никаких исключений. В эти самые списки попал и господин Греф, который до сих пор не спешит открывать отделения Сбербанка в «оккупированном» Крыму и расшаркивается перед "западными партнёрами" в любом условном «Давосе», и правозащитники из президентского совета, и даже те, кто в России не живёт уже больше десятилетия.

В сухом остатке - американцы вообще не делают никаких различий. Для них - все мы - едины (что для нас, конечно, хорошо) и все эти списки, санкции, давление - действительно - инструмент политического влияния. А если так, то, конечно, работать надо лучше, чтобы в эти списки попасть.

Предложение к стиле зеро и караван идёт собака лает — сделать включение в эти бумажки - одним из критериев эффективности работы чиновников, законодателей, менеджеров госкомпаний. Премьер Медведев - на это сегодня уже намекнул. Так что давайте повесим в кабинетах - новые листовки-плакаты. ...и будем работать на благо страны!

ПС. Вместе с тем необходимо обратить внимание на российских граждан, которые предоставляют информацию американским агентам влияния, для составления подобных списков и дать правовую оценку их действий на предмет государственной измены, диспозиция которой выпялит так согласно ст. 275 УК РФ - государственная измена - оказание гражданином России консультационной и иной помощи иностранному государству, а также иностранной организации и их представителям в деятельности, направленной против безопасности Российской Федерации.