November 7th, 2016

Против ювенальной юстиции в гостях у Анны Чапман

Сегодня в 17:00 на телеканале РЕН (ссылка на прямой эфир http://ren.tv/live ) в передаче "Тайны Чапман" выступлю экспертом с точной зрения о вреде ювенальной юстиции в России.

Вот полная текстовая версия моей позиции по данному вопросу


Нужно ли бояться и сопротивляться внедрению ювенальной юстиции у нас в стране. Почему?

Де-юре, ювенальная юстиция преследует гуманные цели: заботы и защиты государства и общества о детях. Тогда как, де-факто, на деле, ситуация обстоит несколько иначе. Ювенальные технологии предоставляют возможность несовершеннолетнему «доносить» на родителей, учителей и других взрослых. В результате чего, семья, по сути, лишается возможности воспитания собственного ребёнка. Учитель не может делать замечания, не имеет рычагов воздействия на ученика. Любой взрослый не вправе указать на некультурное поведение, это расценивается как насилие над личностью ребёнка, и ведёт к определённым санкциям. Поводом для изымания детей из семьи служит увольнение родителей с работы и отсутствие постоянного дохода, нехватка в семье денег, малогабаритные квартиры и тому подобное.

У нас нет закона о ювенальной юстиции. Наши законодатели поняли, что в чистом виде это в России не пройдет. Люди просто выйдут на улицы, потому что дети — это самое дорогое, что есть у российских людей. Поэтому нормы и положения ювенальной юстиции встраиваются в другие законопроекты, которые принимаются в нашей стране. 3 июля 2016 года в России был окончательно принят закон "о шлепках", вызвавший огромный общественный резонанс. Официально закон называется "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности" и предполагает декриминализацию, т.е. отмену уголовной ответственности за преступления небольшой тяжести. Закон был подготовлен в ответ на просьбу президента России, высказанную им в послании Федеральному собранию в декабре 2015 года, поддержать инициативу Верховного суда о декриминализации уголовного законодательства.

В первом чтении законопроект № 953369-6, действительно, содержал позиции "экономии уголовной репрессии", но уже ко второму чтению с ним стали происходить "чудесные" изменения, в результате которых в статье 116 внезапно возник диаметрально противоположный смысл, появилось абсурдное и нелогичное наказание: за большее преступление – максимально мягкое, за малое преступление – чрезвычайно суровое, и, самое главное, образовался новый, никогда ранее не существовавший, субъект преступности – "близкое лицо".

На самом деле ювенальная юстиция, как ее понимают общественность и российские законодатели, это некая система правовых норм и правоприменительной практики в отношении несовершеннолетних и членов их семей. Что в ней страшного? Посмотрим, как это происходит в Европе.

Не секрет, что сейчас у нас вполне официально внедряется, адаптируется финская модель. В Финляндии дети изымаются без суда и следствия, существует презумпция виновности родителей. Если согласно советской системе, детей изымали согласно решению суда, то теперь бремя доказательства своей состоятельности наложено именно на родителей. В Европе дети изымаются на 90 дней без каких-либо доказательств. Понятно, что за это время можно нарыть все, что угодно, заставить ребенка сказать, что угодно, подготовить любые документы. И если родители там начинают возникать и качать свои права, их лишают возможности даже видеться с детьми.

Вы же знаете случай с Ириной Бергсет. Она уже больше трех лет не только не видела своего ребенка, а даже не имеет возможности разговаривать с ним по телефону, переписываться. Это — ад. И к этому все идет сейчас у нас. Дети противопоставляются родителям, подменяются и заменяются понятия.

Какие цели преследует ювенальная юстиция, прикрываясь защитой прав детей? Зачем?

Ювенальная юстиция - это правовая система западной модели, которая продвигается у нас именно оттуда. В нее входят организации и учреждения, занимающиеся правонарушениями несовершеннолетних граждан. Впервые о ней заговорили еще в 70-х годах XIX века. В Бостоне, штат Массачусетс, в США было принято беспрецедентное решение: дабы, несовершеннолетние преступники имели шанс исправить свои злодеяния, отдавать их не под суд, а под опеку органов попечительного надзора. В 1899 году начал работу первый ювенальный суд, субъектом которого стал несовершеннолетний правонарушитель.

Сторонники ювенальной юстиции утверждают, что структура современной семьи резко тормозит развитие детей. В развитых странах дети вырастают в многообразной среде различных воспитательных сообществ, клубов, детских организаций и др.".

Таким образом, ювенальная юстиция напрямую связана с проектом замены института семьи на институт соцпатроната.

По каким причинам государство может быть заинтересовано в том, чтобы дети воспитывались не в родных семьях, а приемными родителями и в детских домах?

Возникает вопрос: кому мешает семья? Ответ очевиден: семья мешает там, где человека хотят взять под тотальный контроль, разрушив его личность. Так поступают, например, представители многих сект, в первую очередь стремящиеся отделить человека от семьи.

В случае принятия ювенальной юстиции, институт семьи в России ждет уничтожение воспитательной традиции, разрыв эмоциональных связей, потеря контроля над детьми, разрушение иерархии отношений, вынужденный детоцентризм, прагматизм и узаконенное потребительство.

В стране будет создан механизм жесткого репрессивного контроля над семьей, станет расширяться институт социального сиротства.

Как следствие, государство неизбежно встретится с атомизацией общества и враждебностью населения.

Про то, что сейчас идет очень мощная пропаганда норм ювенальной юстиции и все это финансируют западные фонды. Если почитать чуть больше, чем говорят обычным гражданам, можно узнать, например, что «международную федерацию планирования семьи» основала гражданка США Маргарет Зангер. Она заявляла, что контроль рождаемости – это прополка человеческих сорняков. Известно, что федерация планирования семьи на самом деле осуществляет задачу по сокращению численности населения планеты. Эта федерация поддерживает гомосексуальные браки и напрямую заявляет, что беременность - это болезнь. Эту разрушительную деятельность проводят филиалы организации во многих странах, прикрываясь «планированием семьи» и заботой о женщинах.

Получается, что с точки зрения ювенальной юстиции надо запретить половину мировой литературы и детской в том числе. Ведь там есть сцены, где детей шлепают, где дети убегают из дома в поисках приключений и т.д… ?

Маргарет Зангер – американская феминистка ирландского происхождения. Известно: она имела серьезные отклонения в психике, считала семью и брак «дегенеративным институтом» и была защитницей идей «свободной любви»

Из заявлений Маргарет Зангер: «контроль рождаемости — это не более чем прополка человеческих сорняков методом предотвращения рождения дефективных людей или тех, кто может стать дефективным». Федерация планирования семьи призвана осуществлять политику Всемирного банка и МВФ, которые хотят, чтобы к 2025 году население Земли не превышало 8 млрд человек. Она поддерживает гомосексуальные браки и свободу секс-меньшинств. В то же время, согласно идеологии этой организации беременность является болезнью, а абортивные препараты и контрацепция — лекарством)

Официальная часть ювенальной оккупации страны началась 24 апреля 2008 года — с подписания тогда еще президентом России Дмитрием Медведевым федеральных законов «Об опеке и попечительстве» и о внесении соответствующих поправок в Гражданский и Семейный кодексы. В то же время инициаторами внедрения идей ювенальной юстиции в России выступили отнюдь не судьи, но иные силы. В первую очередь материальную поддержку осуществляют международные западные организации. Начало реформированию системы правосудия в отношении несовершеннолетних было положено благодаря деятельности Детского Фонда ООН (ЮНИСЕФ), Программы развития ООН (ПРООН) при поддержке правительства Франции в 1999 году (кстати, ювенальная юстиция во Франции проявляет себя наиболее жестко, отнимая тысячи детей у родителей по надуманным причинам). Именно тогда совместно с Городским судом была начата работа по созданию элементов ювенальной юстиции в Санкт-Петербурге.

При принятии ювенальной юстиции в России, с присущим нашему менталитету рвением к реформам, вполне возможно, что будут запрещены шедевры мировой литературы и искусства, содержащие вышеназванные сцены.

Чем особенно страшна ювенальная юстиция (размытость формулировок и т.д.) и к каким последствиям она может привести?

У нас раньше была охрана детства, материнства, теперь — охрана прав детей. От кого защищать детей? Вот согласно ювенальным технологиям детей нужно защищать в первую очередь от родителей. А крайняя расплывчатость формулировок, отсутствие всяческой конкретики позволяет трактовать законодательство так, как удобно и выгодно тем, кто его, собственно, и лоббирует. Например, под жестокое обращение с детьми можно подвести все, что угодно.

Наша система, которая осталась еще с советских времен, работает. Конечно, есть нарушения, это — неизбежная составляющая любой системы. В целом же эта система вполне справляется с задачами, которые на нее возложены.

promo chestniy_yurist april 30, 2012 13:34 61
Buy for 80 tokens
В последнее время многие читатели моего блога, не соглашаясь с теми или иными выводами по юридическим проблемам, из-за отсутствия правовой аргументации начинают обвинять меня в том, что я не юрист. В очередной раз, я доказываю обратное честным юридическим способом и предоставляю свои…

Отсутствие актов приемки-передачи при подряде может быть компенсировано другими доказательствами

Уже вошло в традицию у крупных заказчиков "динамить" подрядчиков не подписывая акты приемки-передачи выпоненных работ под различными предлогами, а когда подрядчики  идут в  суд,  там заказчики "изобретают велосипед" и рассказывают, что работы подрядчиком не выполнялись, а выполнялись кем-то другим (третьим лицом).

В таких делах мне очень сложно было защищать подрядчиков, которые боялись ругаться с заказчиком, а потом ходили без денег. Суды обычно формально начинают подходить к вопросу есть акт приемки-передачи выполненных работ взыскать, а нет - отказать. Удачные случаи юридической помощи в таких судебных процессах, мне запомнились процессуальными трудностями, но есть и процессы, где суды тупо стоят на формальном подходе да-да, нет-нет.

Недавно Верховынй Суд РФ реабилитировал иные доказательства перед актами приемки-передачи и считаю необходимым поделиться его выводами, так подобные ситуации при разрешении споров, связанных с исполнением обязательств по договору подряда, становятся пугающе разнородными.

По смыслу гражданско-правового регулирования отношений сторон в сфере подряда и согласно сложившейся в правоприменительной практике правовой позиции основанием для возникновения обязательства заказчика по оплате выполненных работ является сдача результата работ заказчику.

При рассмотрении настоящего дела суды по существу ограничились констатацией того обстоятельства, что в материалах дела отсутствуют акты, непосредственно подтверждающие передачу работ от подрядчика генеральному подрядчику, и только по этому основанию отказали в удовлетворении исковых требований.

Указанный вывод является ошибочным.

Согласно части 2 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Акты выполненных работ хотя и являются наиболее распространенными в гражданском обороте документами, фиксирующими выполнение подрядчиком работ, в то же время не являются единственным средством доказывания соответствующих обстоятельств. Законом не предусмотрено, что факт выполнения работ подрядчиком может доказываться только актами выполненных работ (статья 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

В опровержение позиции истца ответчик указывал, что в материалах настоящего дела имеется Акт приемки законченного строительством объекта по форме No КС-11, в котором отражено, что строительно-монтажные работы по объекту окончены  и приняты Государственным заказчиком у генерального подрядчика . В составе принятых в эксплуатацию по акту No КС-11 работ содержатся выполненные  по договору  работы.

Кроме того, ответчик обращал внимание суда на то обстоятельство, что после приемки работ по государственному контракту  продолжало перечислять денежные средства в пользу » по договору субподряда, то есть фактически оплачивало выполненные работы, что исключает возможность квалификации полученных средств в качестве неосновательного обогащения.

О надлежащем исполнении обязательств со стороны подрядчика может также свидетельствовать и то обстоятельство, что в претензии от  генеральный подрядчик не отрицает, что подрядные работы на объекте фактически выполнялись .

Однако указанные доводы не получили никакой правовой оценки со стороны судов нижестоящих инстанций, чем существенно нарушены как основополагающие принципы норм процессуального законодательства о доказывании, так и права и законные интересы ответчика в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. В этой связи принятые по настоящему делу судебные акты на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.