July 19th, 2013

Невеста майора Солнечникова может получить условно

Когда погиб майор Солнечников, прикрыв своим телом неудачно брошенную солдатом гранату, я выступил  экспертом в СМИ о правовом положении, того самого солдата срочника, чем вызвал на себя ряд негативных комментариев. Дело в том, что я с большей степенью вероятности предсказал прекращение, возбужденного в отношении солдата уголовного дела,  что в принципе и сбылось - уголовное дело было прекращено, Солнечников получил героя России, а Андрей Малахов повышение рейтинга своей безобразной передачи, в которой утешал невесту погибшего.

Сегодня новости продолжили историю невесты Солнечникова, рассказав о том, что она (Ольга Овчаренко) превышала полномочия избивая и унижая солдат. Вот видео инцидента


http://youtu.be/upltI5k3I08

Полагаю необходимым высказать свою экспертную оценку и по этому поводу, поскольку статья 286 Уголовного кодекса Российской Федерации (превышение должностных полномочий) является одной из наиболее распространенных в деятельности органов военной юстиции.  В соответствии с п "а" части 3 ст. 286 УК РФ Совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, с применением насилия или угрозой его применения, наказываются лишением свободы на срок от трех до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Случаев осуждения офицеров за избиение солдат в практике военных судов достаточно много, хотя к реальным срокам лишения свободы за эти деяния военный суд приговаривает редко, а бывает и цинично к штрафу в сумму меньшую чем за клевету (вот еще пример). Исключение из общей гуманной тенденции военного правосудия составил пожалуй майор Игорь Матвейчев, рассказавший СМИ, что солдат кормят собачьим кормом, который получил 4 года лишения своды реально.

Таким образом, если вина женщины-командира Ольги Овчаренко и будет установлена, то суровый приговор ей скорее всего не грозит.
promo chestniy_yurist april 30, 2012 13:34 63
Buy for 80 tokens
В последнее время многие читатели моего блога, не соглашаясь с теми или иными выводами по юридическим проблемам, из-за отсутствия правовой аргументации начинают обвинять меня в том, что я не юрист. В очередной раз, я доказываю обратное честным юридическим способом и предоставляю свои…

Представление прокуратуры по делу Навального рассмотрено с нарушением закона

Обжалование одного из вопросов резолютивной части приговора, а именно о мере пресечения до вступления его в силу (п.10 ч.1 ст.308 УПК РФ) не может быть рассмотрено отдельно от всего приговора и до истечения срока на его обжалование.

Дело в том, что Уголовно-процессуальным кодексом РФ регламентирована процедура обжалования всего приговора в целом, а не по частям (ст.389.2 УПК РФ). Также предусмотрен запрет на истребование уголовного дела из суда первой инстанции до истечения срока на апелляционное обжалование (ч.2 ст.389.4 УПК РФ), т.е. ранее 10 суток с момента его провозглашения. В соответствии с ч.2 ст. 389.11 УПК РФ стороны должны быть уведомлены о заседании не позднее чем за 7 суток до его начала.

Таким образом, следует констатировать, что рассмотрение апелляционного представления прокуратуры по мере пресечения отдельно от приговора по делу Навального противоречит главе 45.1 УПК РФ, регулирующей производство в суде апелляционной инстанции. Формально согласно УПК РФ, если прокуратура считала незаконной меру пресечения Навальному, то такое представление подлежало бы рассмотрению не ранее чем через 17 суток с момента вынесения приговора, а в случае признания данного нарушения в апелляции Навальный имел бы право требовать компенсацию за незаконное содержание под стражей.

Однако, учитывая политическую ситуацию прокуратура и суд апелляционной инстанции закрыли глаза на нарушения УПК РФ, де-факто нарушив его. При этом нельзя не отметить, что сам УПК РФ в части невозможности судебного контроля помещения лица под стражу после не вступившего в силу приговора до его полного обжалования противоречит нормам международного права, а именно ч.4 ст.5 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, предусматривающей что, каждый кто лишен свободы в результате ареста или заключения под стражу, имеет право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу и на освобождение, если его заключение под стражу признано судом незаконным.

В заключение отмечу, что проявление подобного судебного героизма, напрямую применившего нормы международного права вместо противоречивших им норм уголовно-процессуального кодекса РФ, замечено мной впервые. Дело за малылым, чтобы такие волшебства происходили на постоянной основе и не только по резонансным случаям.