chestniy_yurist

Блог честного юриста Александра Зорина

Образ мыслей ненаказуем +7(499)99-20-177


Previous Entry Share Next Entry
Навальный зря раскатал губы на участие в президентских выборах
chestniy_yurist
Внимательно следил за процессом Алексея Навального в Верховном Суде Российской Федерации после решения ЕСПЧ и не только потому, что он является моим давним юридическим и политическим противником, но из-за развития судебной практики по экономическим преступлениям и недопустимости последовательных приговоров, ложащихся в основу одного эпизода, через преюдицию.

Сразу бы хотелось приземлить всех жертователей Навального о том, что отмена приговора по делу "Кировлеса" это реабилитация данного персонажа, отнюдь - это новый круг по исправлению судебных ошибок, которые я считаю действительно имелись в данном деле, что и послужило признанием ЕСПЧ нарушения прав гражданина Навального на справедливое судебное разбирательство и получение наказания на основании закона. Да, да именно так выразился ЕСПЧ не говоря о том, что Навальный ничего не присваивал.

Наоборот, с юридической стороны, если внимательно читать решение ЕСПЧ, оно является подсказкой для будующего судебного разбирательства о том, какие вопросы надо выяснить и какие доводы Навального проверить, чтобы приговор считался юридически красивым, если можно так выразиться.

Оновные посылы ЕСПЧ в данном вопросе таковы:

1. Проверить политическую подоплеку дела, т.е. были ли связаны бревна Кировлеса, например с обвинениями Чайки в коррупции. Внимание проверить-рассмотреть-дать оценку, а не не признан невиновным по политическим мотивам  ( Из решения ЕСПЧ: суды отклонили без рассмотрения утверждения заявителей о политическом преследовании, которые были, по крайней мере, достойны обсуждения. Именно поэтому обязанностью национальных судов было тщательно исследовать утверждения первого заявителя о политическом давлении и решить, имело ли место, несмотря на эту связь, подлинное основание для привлечения его к ответственности)

2. Произвести разграничения между экономической деятельностью и экономическим преступлением. Обычная хозяйственная деятельность или как следует из нашей судебной практики - гражданско-правовые отношения, такое сплошь и рядом встречается в судебной практике по мошенничеству и другим преступлениям корыстной направленности и суду действительно следовало подробно провести разграничения этой деятельности с преступной, чего сделано не было.

Как указал ЕСПЧ Суд считает, что в настоящем деле вопросы толкования и применения национального законодательства выходят зарамки стандартного анализа индивидуальной уголовной ответственности заявителей либо установления состава преступления, которые, в первую очередь, относятся к компетенции национальных судов.

Однако аналогичные основания давно используются в российской судебной практике и в данном случае суды нижестоящих инстанции провели, однако правовая база под это имелась например по аналогии с мошенничеством.

В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ, которые были даны в п. 2 и п. 3 Постановления от 27.12.2007 № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», обман как способ совершения хищения или приобретения права на чужое имущество, ответственность за которое предусмотрена ст. 159 УК РФ, может состоять в сознательном сообщении заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений либо в умолчании об истинных фактах, либо в умышленных действиях (например, в предоставлении фальсифицированного товара или иного предмета сделки, использовании различных обманных приемов при расчетах за товары или услуги или при игре в азартные игры, в имитации кассовых расчетов и т.д.), направленных на введение владельца имущества или иного лица в заблуждение. Сообщаемые при мошенничестве ложные сведения (либо сведения, о которых умалчивается) могут относиться к любым обстоятельствам, в частности к юридическим фактам и событиям, качеству, стоимости имущества, личности виновного, его полномочиям, намерениям. Тогда как злоупотребление доверием при мошенничестве заключается в использовании с корыстной целью доверительных отношений с владельцем имущества или иным лицом, уполномоченным принимать решения о передаче этого имущества третьим лицам. Доверие может быть обусловлено различными обстоятельствами, например служебным положением лица либо личными или родственными отношениями лица с потерпевшим. Злоупотребление доверием также имеет место в случаях принятия на себя лицом обязательств при заведомом отсутствии у него намерения их выполнить с целью безвозмездного обращения в свою пользу или в пользу третьих лиц чужого имущества или приобретения права на него (например, получение физическим лицом кредита, аванса за выполнение работ, услуг, предоплаты за поставку товара, если оно не намеревалось возвращать долг или иным образом исполнять свои обязательства).

Однако, как отмечается в Определении Конституционного Суда РФ от 23.12.2014 №2860-0, ст. 159 УК РФ подлежит применению во взаимосвязи с положениями Общей части уголовного закона, в том числе определяющими принцип и формы вины, основание уголовной ответственности (статьи 5, 8, 24 и 25 УК РФ).

Согласно п. 4 Постановления Конституционного Суда РФ от 11.12.2014 № 32-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 159.4 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Салехардского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа» и п. 16 Решения Конституционного Суда РФ от 05.02.2015 «Об утверждении обзора практики Конституционного Суда Российской Федерации за третий и четвертый кварталы 2014 года» мошенничество в сфере предпринимательской деятельности необходимо рассматривать как такое виновное использование для хищения чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием договора, обязательства по которому заведомо не будут исполнены (причем не вследствие обстоятельств, связанных с риском их неисполнения в ходе предпринимательской деятельности как таковой), что свидетельствует о наличии у субъекта преступления прямого умысла на совершение мошенничества. При этом самого по себе факта невыполнения договорных обязательств не достаточно для квалификации деяния по статье 159.4 УК Российской Федерации, которая предполагает совершение именно мошеннических действий, имеющих предумышленный характер и непосредственно направленных на завладение чужим имуществом путем обмана или злоупотребления доверием.

По смыслу п. 2 Определения Конституционного Суда РФ от 29.01.2009 № 61-0-0, п. 2 Определения Конституционного Суда РФ от 02.07.2009 № Ю37-0- О, п. 2 Определения Конституционного Суда РФ от 29.05.2012 № 1049-0, п. 2 Определения Конституционного Суда РФ от 23.12.2014 № 2860-0 и п. 2 Определения Конституционного Суда РФ от 25.02.2010 № 252-0-0 статья 159 УК РФ устанавливает ответственность за совершение мошенничества, т.е. хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. Данная норма не предполагает возможности привлечения к ответственности лиц, совершающих правомерные гражданско- правовые сделки: согласно ст. 8 УК РФ основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ. Таким образом, при квалификации деяния, в том числе при квалификации действий в соответствии со ст. 159 УК РФ, обязательным является установление как субъективных, так и объективных признаков состава данного преступления. Статья 159 УК РФ предусматривает ответственность лишь за такое деяние, которое совершается с умыслом и направлено на хищение имущества, т.е. совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества (примечание 1 к ст. 158 УК РФ), или на приобретение права на чужое имущество путём обмана или злоупотребления доверием. Из этого, в частности, следует, что привлечение к уголовной ответственности за мошенничество, совершенное под прикрытием правомерной гражданско-правовой сделки, возможно лишь в случае, если будет доказано, что, заключая такую сделку, лицо действовало умышленно, преследуя цель хищения имущества или приобретения права на чужое имущество.

В свою очередь, согласно п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» в случаях, когда лицо получает чужое имущество или приобретает право на него, не намереваясь при этом исполнять обязательства, связанные с условиями передачи ему указанного имущества или права, в результате чего потерпевшему причиняется материальный ущерб, содеянное следует квалифицировать как мошенничество, если умысел, направленный на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество, возник у лица до получения чужого имущества или права на него. О наличии умысла, направленного на хищение, могут свидетельствовать, в частности, заведомое отсутствие у лица реальной финансовой возможности исполнить обязательство или необходимой лицензии на осуществление деятельности, направленной на исполнение его обязательств по договору, использование лицом фиктивных уставных документов или фальшивых гарантийных писем, сокрытие информации о наличии задолженностей и залогов имущества, создание лжепредприятий, выступающих в качестве одной из сторон в сделке. При этом судам следует учитывать, что указанные обстоятельства сами по себе не могут предрешать выводы суда о виновности лица в совершении мошенничества. В каждом конкретном случае необходимо с учётом всех обстоятельств дела установить, что лицо заведомо не намеревалось исполнять свои обязательства.

3. Недопустимость использование в качестве доказательства приговора в отношениии выделенного в отдельной производство участника одного из участников эпизодов совершенных в совокупности с Навальным. в повседневневной практике мы часто видели такие явки с повинной или оговоры других подельников в других делах чему я считаю должен быть положен категорический конец и в этом я согласе с ЕСПЧ.

Однако прочитав решение ЕСПЧ я не увидел там оснований чтобы считать процесс окончательно закрытым и ставившим точку в невиновности или виновности Навального, скорее всего это соответствует поговорке как бы не было хуже, поскольку опытные юристы иногда видят пользу от условного приговора, нежели от повторного рассмтрения дела.

Думаю Навальный зря раскатал губы на участие в президетских выборах: во-первых потому, что до них еще далеко, а статус подсудимого у него уже пошел и думаю теперь дело чести судебной системы исполнить решение ЕСПЧ и не нарушить права Навального, гарантированные ему Европейкой конвенцией о защите прав и основных свобод и очень сомневаюсь в тех ярких криках Навального, что присвоение леса это политическаая деятельность...

Ну а на губораскатавшего "президента" в офлайн, который не может даже ответить на вопрос политического оппонента и устраивает дикую истерику манерным голосом и бегая с ужимками из стороны в сторону переходя на глупые оскорбления, вы можете посмореть ниже, а мы посмотрим за развитием приговора.



Ps. Вообщее я был удивлён текстом от плохого, но все же пока ещё юриста, который решил наживаться на ЕСПЧ, такого текста " Мы обжалуем решение президиума ВС в комитет министров Совета Европы — там рассматриваются случаи невыполнения решений ЕСПЧ". Такая безграмотность, граничащая с дезинформацией - решения президиума ВС РФ в Совет Европы обжалованы быть не могут, этого не предусматривает Конвенция о защите прав и основных свобод, обжалован может быть только акт первой и стороной инстанции в ЕСПЧ... хватит морочить голову

?

Log in

No account? Create an account